Введение в белорусизацию (Часть 3 из 7)

Введение в белорусизацию (Часть 3 из 7)

Первая часть

Вторая часть

Рассмотрев язык и базовые символы, в белорусизации можно обнаружить более куда более сложное измерение.

символы центральноевропейской и западнославянской идентичности: латинка, костёлы, готическая и романская архитектура, Магдебургское право, ратуши, замки, рыцарство, шляхетство, униатство, католицизм, монашеские ордены и иные

сеть ресурсов и НГО, распространяющая видение исторической оккупации Беларуси Россией, Беларуси как исконно центральноевропейской нейтральной державы и банальное разжигание ненависти с подчёркиванием разницы между неполноценными русскими и беларусамi.

Центральноевропейские символы распространяются в тех же сферах и теми же методами, что и белорусский язык с орнаментом.

Сеть ресурсов и НГО нужна для разъяснения населению символов, особенно более сложных, и перенаправления заинтересованных в мейнстримное всебелорусское националистическое движение.

В Беларуси с 2015 года любое событие и мероприятие грамотно встраивает сообщения, как Россия уничтожила беларускую мову и оккупировала Беларусь, как предки беларусаў были европейской, католической или униатской знатью, рыцарями, крестоносцами, как современная Беларусь это нейтральный мост, брезгливо дистанцирующийся от России, её языка, культуры и конфликтов. Даже типовые семинар по архитектуре, лекция о гендерах, статья про кино, мероприятие для блоггеров, экономический форум, экспертная инициатива продвигают белорусский язык, упомянутые символы и идеи, так как в Беларуси всё организуется с участием государства или западных НГО, а иногда и российских структур, участвующих в белорусизации.

Средний белорус сталкивается с мовой, новыми символами и идеями сотни раз за день, на протяжении минимум 6-ти лет, и наблюдая их с различных углов, пропитывается ими и постепенно меняется.

Вернёмся на концептуальный уровень, где есть пробел.

Западная сеть — инфраструктура для внешнего управления и передачи идей, инструмент.
Параллельный социально-политический институт — новая вертикаль, результат бесконтрольного разрастания западной сети по атомизированным властным коридорам и обществу.

Чего-то не хватает. Как описать всё это: мову, вышиванки, латинку, центральноевропейскую идентичность, риторику о цивилизационном нейтралитете — набор символов и догм, который консолидирует западную сеть и распространяется через неё? Я называю его белорусским национализмом за неимением лучшего определения и для понятности, но эта идентичность является чуждой населению, формируется сверху и извне государства, а поэтому не может называться национализмом.

Работа, которая проводится в Беларуси, изучается в рамках эволюционных моделей культурной трансмиссии. Это пересечение различных дисциплин разной степени академичности: memetics (понятие появилось в 1976, задолго до того, как над ним поиздевался интернет), memetic engineering, cultural selection theory, social contagion theory, viral marketing, visual marketing, guerrilla marketing и иных. В основе — подход к культурным маркерам и символам как к культурным юнитам, которые могут передаваться от носителя к носителю, подвергаясь эволюции.

Результатом такой работы является когнитивный вирус. Обывателю когнитивные вирусы хорошо известны на примерах религии, культов и сект, субкультур, вирусных роликов, интернет-мемов или, самое простое — синдрома навязчивой мелодии.

На данном этапе наличие третьей стороны становится очевидным. Новые белорусские символы (тот же орнамент) слишком хороши, они разработаны с учётом максимизации всех этих Assimilation - Retention - Expression - Transmission, критериев эволюционных моделей для успешного внедрения и расползания символов по обществу. Предыдущие идеологические потуги Лукашенко в виде красно-зелёного флага и кампании «за стабильность» были на порядки менее грамотной и вообще откровенной халтурной работой, за нынешнюю же явно отвечают не местные колхозники, которым оставлена чисто административная работа по внедрению.