Про уход Суркова

Про уход Суркова

Об уходе из Администрации Суркова, курировавшего многие годы постсоветское направление и во многом тормозившего любые действия, которые шли вразрез с его видением ситуации и видением его заказчиков, в том числе заказчиков вне России.

Тут, собственно, главенствует роль лично Президента.

Он увидел потенциал Козака на примере Молдавии, где представители Додона смогли взять и президентство, и правительство, и вытолкали Плахотнюка.

Если на белорусском направлении Сурков почти не отсвечивал, хотя и пытался влезть в игру и иногда многое портил, то на украинском направлении долгое время говрил, что то, что он делает — это единственно возможное. Но провалил он Абхазию, где республика, которая была под его личным контролем, вдруг перед Новым Годом и сразу после него показала строптивость, что пришлось туда лететь Нургалиеву и самому Суркову.

Путин увидел в Суркове неэффективность.

Сейчас по белорусскому направлению наконец-то не будет противоречий, а будет слаженная и системная работа Администрации в лице Козака и Правительства в лице зам. МЭР Бабича.

Сурков работал на уровне понятийных дискурсов и их таргетирования (т.е. создание некой ценностной модели и её продвижение туда, где она будет воспринята адресатом). Сейчас, скорее всего, работать с этим будет некому (хотя в РБ такой работы не велось), а значит, тонкую работу заменит каток.

Козак всегда работает на уровне отношений и связей, он видит какие отношения и система связей существует и старается её использовать или изменить. Именно это позволило в свое время найти двухходовку по Молдавии — социалисты и европейские силы против демократов Плахотнюка на первом этапе, социалисты и остатки демократов, но уже без Плахотнюка, против европейцев Сайду. Это позволяет уникальным образом через несколько переходных периодов прийти к результату. Так что Лукашенко точно не будет последним президентом Беларуси.

Бабич работает на уровне экономических схем, он великолепно считает экономические балансы и риски, и знает куда, как и на что давить. Это очень полезно, но там, где в экономике есть те, кто готов что то делать за свой интерес. В Беларуси это слабая прослойка, но кое-какие зацепки есть. С отзыва до нынешнего момента Бабич и его люди прорабатывали механизмы экономического воздействия на Лукашенко. Причём настолько дальние, что, казалось бы, они никак не могут быть связаны с белорусской темой.

Но увы. В этом тандеме нет не только креативщика, готового рисовать «дискурсы» (а Сурков, увы, хоть и талантливый человек, но не готов был играть в командную игру со связкой Козак+Бабич), но и культуролога, который бы понимал значимость культурных, языковых паттернов, а также специалиста по западным структурам влияния.

Так что команда Козак + Бабич — это команда жёсткого, резкого удара. Они не могут бороться с политическим проникновением Запада в РБ и белорусизацией. Но им может удасться благоприятно решить ситуацию в короткой перспективе: выборы преемника Лукашенко + проведение политической игры в течение первого периода выполнения дорожных карт, т.е. до 2022 года. А дальше нужно будет искать ведомства и людей, которые могли бы реально свернуть дерусификацию и зачистить западную сеть. С этой точки зрения у России всегда большие провалы.

В итоге, даже тандем Бабич + Козак не может сместить Лукашенко и едва ли такого состава достаточно, чтобы понять глубину происходящих в РБ процессов и выработать какие-то меры противодействия. Влияние Запада и националистов в РБ жёстко недооценивается.

Такого тандема было бы достаточно в 2010, но Россия, не без участия европейского лобби, выбрала поддержку независимой Беларуси в рамках ЕАЭС. Отрезвление после осознания изменений в РБ за 10 лет будет болезненным.

По народным республикам есть риск запихивания русских земель обратно в состав Украины (чего добивается всё тот же ЕС), под предлогом «возвращения всей Украины» с помощью дорожных карт, начиная с 2024, опять же с игнорированием языкового, культурного аспектов и влияния Запада.