От конфедерации до «развода». Как Лукашенко может выйти из тупика

От конфедерации до «развода». Как Лукашенко может выйти из тупика

Помощник президента РФ Владислав Сурков, похоже, заработал приставку «экс» и выбыл из числа российских чиновников, определяющих политику на постсоветском пространстве.

Здесь просится фраза – выбыл вслед за Дмитрием Медведевым, но это неверно: Медведев стал одним из руководителей влиятельного и полномочного Совбеза РФ, объединяющего ключевые ведомства и основных переговорщиков, значимых для Беларуси.

Теперь по всем существенным вопросам, нравится это Лукашенко или нет, придется иметь дело с Михаилом Бабичем и Дмитрием Козаком.

И тому, и другому совершенно зря приписывают «ястребиные» наклонности. Наоборот, эти двое не раз доказали, что умеют искать и находить компромиссы. Но при двух условиях. Это должны быть взаимовыгодные решения, а не игра в одни ворота (см. последние кейсы по Украине).

И это должны быть не тактические сиюминутные решения – пресловутые «схемы», - а решения, подчиненные дальней совместной цели (см. недавний кейс по Молдавии). Соответственно, нет смысла рассуждать об обогащении или разорении Гуцериева или новом переизбрании или свержении Лукашенко. Интерес России, как и Беларуси, выходит далеко за рамки судьбы отдельных персонажей.

В тупике сейчас оказался именно Лукашенко – у Путина руки развязаны, российский президент готов к любому решению, в спектре от плотной интеграции до полной дезинтеграции. Какие варианты есть у Лукашенко, чтобы выйти из клинча с РФ?

Надеясь на здравомыслие Лукашенко, мы не берем в расчет такие повороты событий, как разрыв с Россией либо саботаж и диверсии на площадках ЕАЭС и СГ: это разрушит не Россию, а экономику Беларуси. Итак:


Интеграционный компромисс.


Подписать большинство дорожных карт. Согласиться с политикой РФ по энергоносителям. Возможно, выторговать небольшие скидки по нефти и газу. Спокойно работать в ЕАЭС.


Парадоксально, но – вариант сверхплотной и срочной интеграции.

При конфедерации статус независимой республики сохраняется в полной мере, так что заклинания о суверенитете не будут ничем скомпрометированы. Решаются все политические и экономические вопросы. Возникает напряжение на западном контуре – но оно с лихвой компенсируется преференциями на Востоке. Демократичность процедуры обеспечит референдум. Лукашенко не впервой его проводить. Для пущего форса одновременно с конфедерацией можно вытащить на тот же референдум вопрос об отмене смертной казни, на радость западным правозащитникам.


Цивилизованный "развод".

Беларусь в лице Лукашенко «расхотела» подписывать дорожные карты, но заинтересована в сотрудничестве по отдельным направлениям. Давайте, к примеру, обменяем сельхозпартнерство РБ с РФ на военное сотрудничество РФ с РБ. А все остальное – по мировым ценам и без льгот.

Все. Четвертого не дано – если не рассуждать в категориях войны.