Историческая память цела, Беларусь наша!

Историческая память цела, Беларусь наша!

Вчера это было «Беларусь в составе Советского союза победила в Великой отечественной войне»...

Сегодня это «Беларусь у складзе Савецкага саюза перамагла ў Вялікай айчыннай вайне»...

Завтра это будет "Bielaruś u skladzie Savieckaha sajuza pieramahla ŭ Vialikaj ajčynnaj vajnie"...

Это будет выдаваться социал-конфедератами за огромный успех: «историческая память цела, Беларусь наша!» — в то время, когда цивилизационный разрыв растёт, а радикальные настроения в Беларуси всё сильнее подогреваются сверху.

В Прибалтике элиты вступили в ЕС и НАТО, стали жить за счёт Запада, выпилили русский язык и стали брататься с нацистами.

В Казахстане, Киргизии и Армении, в Беларуси элиты вступили в ЕАЭС, стали жить за счёт России, выпиливают русский язык и гордятся победой их нации (так и быть, вместе с русскими) в ВОВ. Такое же возможно при укоренении на Украине «умеренных» националистов.

Для интеграторов разница огромна, для России и русскоязычного населения республик — не очень.

Зато, сколько распила можно организовать вокруг ВОВ. Это же не списывать интеграторов, распускать ЕАЭС и менять власть в бывших республиках — сложно и требует компетентных патриотов. Зачем, если проще организовать автопробеги «в честь Победы», раздать остаткам ветеранов какие-то продуктовые наборы, отреставрировать памятник, провести акцию, сфотографироваться и попиариться. Всё под надзором местных спецслужб, которые бдительно следят, чтобы культ ВОВ оставался в загоне и не посягал на достижения белорусизации.

Впрочем, завершив новую идентичность, Беларусь откажется и от ВОВ. Чиновники радикализируются каждый квартал, вспомнить «не наши войны» Лукашенко.

Тот же портал Евразия.Эксперт игнорирует, что курс на отказ от общей истории проводится белорусским руководством. Они даже встречу Лукашенко и Помпео подают как «плановую и символическую», устами целого аналитика Stratfor. Я один вижу измену?

Путин принадлежит к послевоенному поколению. Для него темы ВОВ и единства неразрывны. В выборе объединяющей платформы, Путин руководствуется собственным видением и памятью, не осознавая, что в реальном мире это может приводить к противоположным результатам. Президент в принципе не должен этим заниматься, но институты, отслеживающие ситуацию и проводящие независимую политику, в России так и не были созданы.

Русские и русскоязычные республик оказываются не жертвами заговора, а пленниками упадка, когда сверху повестку пытаются задавать ностальгирующие по молодости пенсионеры, а реализовывать её берутся европейские и американские порученцы с блестящими от жадности глазами.

Национализацию элит нельзя провести декларативно, в отсутствии национальной идеи.

Противостояние внешним врагам может стать частью национальной идеи, но не в виде конфликта 75-тилетней давности.

Сегодня у России есть враги — это постсоветские республики, вытесняющие русский язык и культуру. Это Запад, включая ЕС, который поддерживает республики в их начинаниях.

Общее видение истории, не только ВОВ, возможно только при устранении элит республик и создании унитарного государства.

Но российские политики братаются с элитами республикам в рамках ЕАЭС и делает фактором объединения и критерием лояльности не русский язык и культуру, а культ ВОВ — чем ускоряют распад русской цивилизации.

Российские политики братаются с Западом и ЕС, и дарят Украине пятилетний контракт и миллиарды долларов.

В 00-ых и 10-ых народ народ предпочитал власть либералам. В условиях ошибок, накопившихся за вторую половину 10-ых, полной неадекватности политики на постсоветском пространстве и давления на русское ядро, власть стремительно утрачивает монополию на патриотический дискурс и начинает рассматриваться молодыми и активными патриотами как часть западных элит. Контекст ВОВ усугубляет ситуацию ещё сильнее, так как в рамках ЕАЭС и при содействии российских политиков, дерусификацию бывших республик осуществляют немецкие структуры, в частности фонды ХДС — партии, созданной выжившими и перекрасившимися нацистами.