Войти в историю не получается: Лукашенко все время хитрит и все время опаздывает

Войти в историю не получается: Лукашенко все время хитрит и все время опаздывает

В километрах текстов, написанных после сочинских переговоров Беларуси и России, в основном черно-белые оценки в тональности «кто выиграл – кто проиграл».

Но о судьбах государств как-то странно рассуждать в категориях хоккейного мачта или лотереи. К сожалению, история не раз показала, что победы бывают безрезультатными, а проигрыши относительными.

Главный итог переговоров для Лукашенко, если брать внешнеполитический аспект, - потеря ценности для западных игроков.

Беларусь если не поставила крест на интеграции с РФ, то задвинула ее в очень долгий ящик. Плата за это – окончание энергетической халявы. Но Запад хотел не этого.

Ни ЕС, ни США, вкладывая миллионы в «мягкую силу», не собирались вкладывать миллиарды в Лукашенко и его "диктатуру с человеческим лицом".

Теперь РБ даже не мифический мост между Востоком и Западом, а просто отсталая страна, чье геополитическое значение сводится к транзиту нефти и газа, который диверсифицирован Россией.

Беларусь была интересна миру в качестве союзника России. В качестве попрошайки в приемной директоров МВФ или ЕБРР она, увы, не уникальна.

Экономический аспект сочинских бдений корректно оценить сейчас невозможно. Ясно лишь, что халява ушла не полностью. На одном только газе РБ сэкономит более 2 млрд долларов в год.

Сколько недополучит привычных подарков на нефти – узнаем, когда случатся реальные контракты. Но, похоже, и тут льготы будут, речь шла о беспошлинных поставках, а это серьезный дисконт даже в том случае, если накрутить сверху премии. Плюс остаются надежды на то, что РФ согласится смягчить условия кредита на строительство БелАЭС. Пока нынешние «утраты» РБ – это примерно 3-4 млрд долларов халявы и потерявший всякий экономический смысл экспорт с НПЗ.

Стратегический аспект «жизни после Сочи» - в том, что нефтепереработка далеко не последняя отрасль белоруской экономики, которая загнется без интеграции.

Дальше на очереди аграрный сектор с его 5-миллиардным оборотом, ориентированным исключительно на российский рынок. На плаву останутся IT да добыча калия (и то под вопросом без китайского контракта). Дверь к интеграции еще не захлопнулась. Но после президентских выборов Россия подготовится к новой пятилетке с Лукашенко – до выборов, похоже, решили не доводить до полного коллапса.

Есть и личный аспект. Хоть Лукашенко и любит пококетничать насчет тяжести белоруской шапки Мономаха – передать ее по наследству не получится.

Вхождение Александра Григорьевича в историю еще впереди. И теперь большой вопрос, как и с чем он туда войдет.

Он все время хитрит и все время опаздывает. В Казахстане Елбасы вовремя освободил трон, в России Путин продвигает конституционную реформу. Интеграция с РФ могла открыть совершенно новую страницу истории суверенной Беларуси. И даже сейчас это еще возможно. Но окна возможностей закрываются.