Интервью Лукашенко телекомпании «Мир»

Интервью Лукашенко телекомпании «Мир»

Как говорится, мы устали орать. Поэтому собрали самый сок из вчерашнего интервью. Без комментариев.

Мы не против единой валюты, но только это должна быть нейтральная валюта. Это не белорусский рубль, не российский. Мы это уже проходили в первые годы после распада Советского Союза. Когда нас просто выкинули из рублевой зоны, и в конце концов мы остались с советскими рублями, они ввели российский рубль, а мы потом рисовали "зайчики". Я не хочу это повторять. Это во-первых. А во-вторых, где же тут тогда будет наш суверенитет?

Если Россия сегодня, отказавшись от этих имперских замашек (мы - большие, а вы - малые), готова на это, давайте вести переговоры, давайте будем определяться. Мы готовы идти по этому договору, но железобетонный принцип - равные условия для людей, предприятий, государств. Сейчас все нарушено, а коронавирус нарушил и последнее, самое главное, - равные условия для людей.

Я понимаю, если бы там возникла какая-то жуткая ситуация и надо было срочно принять меры. Но логики ведь не было тогда. В Беларуси ситуация была не хуже, чем в России, - значительно лучше. Я настаиваю, что и сегодня не хуже. Во-вторых, зачем отрезать от этого Союзного государства ту основную часть, где нет проблем. И в то же время они внутри страны (а Россия огромная) не поделили на части, чтобы перекрыть движение людей и носителей коронавируса. Это обычное было головотяпство.

В России до недавнего времени цена на природный газ была в 2-3 раза ниже, чем в Беларуси. По нефти то же самое. Скажите, какие равные условия?

А не кажется ли, что сильные мира сего без войны (Макрон это уже войной назвал), через этот так называемый коронавирусный психоз, инфодемию в том числе, хотят переделить мир? Доллар и так постепенно обесценивается, а тут просто пойдет вал, инфляция. Где окажемся мы со своим рублем, понятно. Более того: кто получит эти триллионы, у кого они останутся? Не получится ли, что богатые станут богаче, а бедные - беднее? Получится. Нас толкнули к тому, что мы должны остановиться, сидеть и проесть те скудные валютные запасы, которые у нас есть. Нельзя сказать, что даже в России они огромные. Это для России ничто - сидя, на год не хватит. Точно так и у нас. И тогда, напечатав 10% ВВП, к нам придут те, кто "на ногах", и скажут: нате вам понемножку, но вы будете делать то, что мы скажем. Вот так может быть переделен мир.

Не проверялся я на коронавирус, но слежу за своим состоянием здоровья. Не меняю стиль жизни. И на тренировках, и физических нагрузок добавил. Но сейчас понял, что не надо, наверное, в этой ситуации, когда мы проходим пик вирусных заболеваний, физически грузить организм.

Начинают гвалтом кричать, что в Беларуси что-то скрывают и не работают по вирусу. ВОЗ нам рекомендует (Кочанова вчера по моему поручению разговаривала) бороться очагово, точечно. То есть мы, если видим очаг, бросаемся на него и начинаем лечить этого человека и тех, кто был вокруг. Никто так в мире не работает. Они идут фронтом. Окружили город - не въехать, ни выехать, и всех в домах заперли.

Если уж придет такой момент, когда нам надо где-то тушить пожар, мы его будем тушить. И притом гораздо эффективнее, чем литовский Президент. Он озаботился белорусским вирусом… Своим вирусом займись, у тебя там куча вопросов. Он еще упрекает, что, наверное, белорусы не обо всем информируют.

Если уж откровенно, я бы сегодня мог ввести чрезвычайное положение - патрули по улицам, все сидят - и показать перед президентскими выборами, какой я крутой парень, что я могу все взять под контроль. Не дай бог, чтобы нам реально пришлось жить в такой ситуации, когда придется ограничивать человеку возможность ходить по улицам, вывести своего ребенка куда-нибудь. И я в эти игры играть не хочу. Мы будем бороться с любой болезнью. Я не выделяю поэтому коронавирус.