Народ между молотом и наковальней

Народ между молотом и наковальней

Интеграционная эпопея, закончившаяся протестами в декабре, позволила ненадолго найти консенсус в расколотом белорусском обществе. Этот хрупкое согласие описывалось фразой "Лучше уж на троне Саня, чем на танке русский Ваня". Но на предстоящих выборах эта бинарная логика уже не сработает по двум основным причинам.

Первая, это экономика. Об этом сказано уже предостаточно, как подтверждение - прогноз Мирового банка. Ни о каких реформах не может быть и речи, а выехать за границу на заработки уже не получится. Крышка над котелком закручена плотно.

Второй момент, это серьезный провал в коммуникации. Президент в своих заявлениях пошел против своего ядерного электората. Вы все слышали его уничижительные высказывания в адрес слабых и больных, которые сами виноваты, что умерли; обвинения заболевших медиков, что они заразились (хотя им не хватает средств защиты, закупают за свои деньги); презрение к старикам, сидящих в своих "тухлых квартирах". Как на это реагирует обыватель, хорошо показано в репортаже tut.by.

Здесь еще одна деталь. Вспомните чехарду, когда Минобразования вначале объявил о досрочном начале каникул, а потом резко отменил свое решение. Это очень хорошо запомнят педагоги, а ведь именно они составляют костяк избирательных комиссий. И то, что их жизнью рисковали ради сохранения реноме первого лица, наверняка аукнется при подсчете голосов. Система фальсификаций может дать сбой.

Списать все на коронавирус, Россию или Запад уже не получится. Слишком резко президент противопоставил себя как соседним странам, так и жителям Беларуси. Объект общего недовольства будет очевиден. Далее по законам жанра должен идти прогноз, как недовольные белорусы выйдут на улицу и кого-то снесут. Но нет.

Массовое политическое движение (подобное Майдану) у нас по ряду причин невозможно. Процитирую философа Эрика Хоффера, какие условия для этого необходимы. Его книгу о массовых движениях очень рекомендую.

"Люди должны быть крайне неудовлетворенными, не очень бедными и иметь такое чувство, что, обладая могучей доктриной, непогрешимым вождем или новыми методами, они получают доступ к источнику всесокрушающей силы. Одновременно они должны иметь преувеличенное представление о возможностях и перспективах будущего. И наконец, они должны быть совершенно несведущими в трудностях, связанных с их предприятием".

Попробуем перенести это на белорусские реалии. Да, у нас предостаточно недовольных и не до конца бедных. Но практика показывает, что недовольство у нас не ведет к формированию политического движения: для этого требуется ощущение собственной силы нации и ожидание, что активные действия что-то изменят. Кроме того, нет объединяющей доктрины, и есть избыток печального опыта. Также пребывание в изоляции ведет скорее к всеобщей апатии, чем к массовой агрессии. (если есть социология и соображения, опровергающая эти выкладки, прошу поделиться).

При этом сбережений у простых людей хватит на пару месяцев, за это время многие лишатся работы, как в частном, так и в госсекторе. Перед гражданами встанет вопрос банального выживания. И если массовое движение исключается, то тогда недовольство будет прорываться очагами. Примерные сюжеты — выход разорившихся частников и их сотрудников с требованием господдержки; рабочие предприятий, которым выплатили копеечное пособие за месяцы простоя; злые медики, рисковавшие жизнью и не получившие обещанную прибавку.

Маловероятно, что эти выступления для власти будут нести физическую угрозу — штурмовать околотки и выносить оружейки не в наших традициях. Да и силовики не подают признаков боевой слабости. Но моральный урон власти будет колоссальным, и монолит вертикали может пойти трещинами.

И здесь в игру вступят политики-детонаторы, политики-имитаторы и политтехнологическое жульё, которые попытаются оседлать протест и направить его как таран, каждый со своими целями. К чему это приведет, а также о проблеме кремлевского кандидата — в следующей части.