Миролюбие - не есть пассивность

Миролюбие - не есть пассивность

Сегодня А.Лукашенко в очередной раз озвучил стратегическую задачу в сфере обороны, которую я слышу с 2005 года, - нанести неприемлемый урон противнику в случае военной агрессии с его стороны.

Даная задача понятна – у нас не хватит ресурсов победить страны НАТО и оккупировать чью-то территорию для полной победы, поэтому выбран вариант лишь прекращения агрессии в такой красивой формулировке. Но, в стратегии целеполагание и постановка задач должны быть максимально конкретными и точными.

И формулировка «неприемлемый урон (потери)» лишена конкретики. Поясню на примерах.

При операции вооруженных сил США в Сомали в 1993 году гибель всего лишь 19 американских солдат и демонстрация их обгоревших и растерзанных тел по американским телеканалам серьезно повлияли на решение о выводе войск США из Сомали.

В последующих операциях США в Афганистане и Ираке, существенно большие потери и такие же видео не привели к выводу войск, что во многом обусловлено работой вооруженных сил США с американскими СМИ и киноиндустрией.

Подобное проявилось и в различии восприятия гражданами России двух кампаний в Чечне (в первой - прекратить конфликт, во второй – победить, хотя потери сопоставимы были). Т.о., неприемлемый урон для предотвращения агрессии зависит не только (и не столько) от физического объема потерь, сколько от его психологического воздействия на лиц, принимающих решения, и народ государства агрессора.

Поэтому, ставя задачу «нанести неприемлемый урон противнику», ключевое внимание должно уделяться проведению наших информационно-психологических и дипломатических мероприятий по воздействию на эвентуального противника, что у нас отсутствует на должном уровне.

Да, развитию информационно-психологического противоборства в наших ВС уделяется определенное внимание, но оно, можно сказать, почти нулевое на фоне того, что необходимо делать. Многие, думаю, вспомнят постоянные мантры белорусских властей «мы видим, кто и как делает», «мы контролируем ситуацию», когда речь идет о неких информационных операциях против Беларуси. Такие заявления просто пшик.

В 1993 году американцы прекрасно понимали важность ИПсО, имели опыт Вьетнама и Ирака, знали критичность демонстрации потерь, имели достаточные ресурсы, а не просто «видели кто», но не смогли предотвратить негативное влияние на свое население вследствие неверных управленческих решений. А у нас и ресурсов нет (пара специализированных подразделений в МО, информационные центры бригад и группы в командованиях – это капля в море; то же и в гражданском секторе).

Боле того, для «неприемлемого урона» требуется не пассивная защита, а непрерывная работа вне Беларуси. Миролюбие - не есть пассивность.

В ИПб, как и во многих других, побеждает тот, кто действует на упреждение и первым. И упреждение должно начинаться задолго до активных действий. Этого у нас нет, поэтому, и неприемлемый урон для агрессора будет соразмерен лишь оккупации территории противника или колоссальным потерям (чего мы сделать не в силах), а не, условно, 19-ти его погибшим военнослужащим.

Сегодня также сообщалось, что «в стране освоена сборка китайских ракет, идет разработка собственного вооружения, способного поражать цели на дальности до 300 км. Пока сроки по созданию этих ракет не выдерживаются».

Первое подтверждает предположение о большой доле китайских компонентов в РСЗО «Полонез», ракетах и сопутствующих изделиях к нему, проданных Азербайджану, а также частично обуславливает двукратный рост непубликуемого импорта из Китая в 2019 г. (оснащение наших ВС и продолжение продаж Азербайджану).

Порадовало, что сообщили о срыве сроков – это общая черта оборонных предприятий практически всех ведущих стран, поскольку разработка сопряжена с созданием новых технологий и материалов. Бояться этого не нужно, но следует держать на контроле. Радует, что не сделали, как у нас часто бывает, вид, мол, все хорошо и не закрыли проект «по бумагам», а сказали как есть. Для оборонной отрасли это очень важно – реалии, а не формальности.