В окружении Лукашенко агитацию видят у всех, кроме Лукашенко

В окружении Лукашенко агитацию видят у всех, кроме Лукашенко

Председатель ЦИК Лидия Ермошина «элехантно» отмазала действующего президента от обвинений в том, что он использует служебное положение для ведения предвыборной агитации, а также и несет чушь о том, что женщина не может стать президентом.

Ермошина указала, что агитация начинается после регистрации кандидатов, а «понятия преждевременной агитации, на которую указывают заявители, избирательное законодательство не содержит». А значит, и наказывать Лукашенко не за что, пусть говорит что хочет и где хочет.

Но это почему-то не относится к пикетчикам, собирающим подписи на улице. Сам Лукашенко 1 июня отправил народ дебатировать в строго определенные места, либо на кухню: «В Минске и других городах есть места, выделенные для общественных дискуссий. В Минске — шесть мест, идите и дебатируйте там. Люди могут пойти туда и обсудить вопросы. Если они хотят это делать на кухне, пожалуйста. Так, чтобы они не создали проблемы другим».

Вчера это же после «накачки» шефа повторил председатель Мингорисполкома Анатолий Сивак: «Это не процесс агитации, когда собирается митинг, идет обсуждение, высказываются мнения. Это простой процесс сбора подписей. Подошёл, расписался и дальше живёшь, работаешь, прогуливаешься и т. д. Но есть люди, которые не то, что не хотят понимать. Они этот процесс сбора подписей специально используют для того, чтобы... были такие заявления, что "мы его используем, чтобы проводить какую-то агитацию". Не за выборы, не за себя как кандидата, а просто, чтобы навязать какую-то свою позицию, наладить какую-то демонстрацию. Безусловно, на этом этапе мы будем принимать решения для того, чтобы эти люди, эти провокаторы не появлялись в этих местах».

Удобно: когда речь про Лукашенко – агитации нигде и ни в чем нет. Когда про других – агитация есть.