Призрак грядущей люстрации бродит по Беларуси

Призрак грядущей люстрации бродит по Беларуси

Перерастание привычного антиоппозиционного беспредела в исполнении Александра Лукашенко в беспредел антинародный зачеркнуло будущее для его детей, и прежде всего – для юного Николая.

До сих пор Коля Лукашенко воспринимался белорусами с большой долей снисходительности. Негатива по отношению к нему практически не было, так, анекдотцы, создателем которых был его отец, любящий порассказывать про то, как продвинутый отпрыск обучает его интернетам.

Теоретически Николай, скромный, симпатичный, образованный, поручкавшийся с мировыми лидерами, вполне себе мог бы со временем стать этаким белорусским Башаром Асадом, призванным к власти как бы и против своей воли, по стечению обстоятельств.

Однако дикие выходки его папы делают фамилию Лукашенко символом даже не просто узурпации власти, а ее удержания средневековыми методами, огнем и мечом.

Стартовавший в Беларуси флешмоб с силовиками и чиновниками, делающими селфи с антилукашенковскими плакатами, - это знак стихийно идущего транзита власти. Лукашенко обманывает себя мыслью, что этот процесс у него полностью под контролем. Но это не так.

И даже если после 9 августа ЦИК посчитает голоса как ему прикажут, а Цепкало станет соседом Бабарико по камере, в армии, «органах», исполкомах будет жить это сосущее под ложечкой ощущение – Лукашенко ушел.

Пока он громил оппозицию, многие были на его стороне: зачем нам политические потрясения. Разгром людей, стоящих в очередях, чтобы поставить свою подпись, сделал Лукашенко врагом для любого человека, имеющего чувство собственного достоинства.

И теперь принадлежность к Лукашенко и его семье, его ближнему кругу станет чем-то вроде Каиновой печати. Наиболее дальновидные сейчас отшатнутся от Лукашенко. И можно себе представить, с каким облегчением сейчас крестится левой пяткой экс-премьер Сергей Румас. И над чем размышляет долгими летними ночами министр Владимир Макей, изрядно нагадивший России и больше не нужный Западу.