Феномен Прокопьева

Феномен Прокопьева

Гуру «революции пикетов» провозглашает украинское будущее для Беларуси.

Бывший беларусский ресторатор Вадим Прокопьев явочным порядком занял место духовного отца протестного движения. Он пулеметными очередями выстреливает стильные видеоролики в серой гамме и обращается в них то к Лукашенко, то к председателю ЦИК Ермошиной, то к людям, ждущим перемен.

Один из его первых роликов набрал больше миллиона просмотров, остальные – от нескольких десятков до сотен тысяч. На каждый его ролик горячо откликается сообщество прозападных медиа – главные двигатели «сноса» Лукашенко.

Еще вчера Прокопьев был заметной величиной в бизнесе, горел идеями сотрудничества с властью и надеялся на «адекватных чиновников» в правительстве.

Сейчас он эмигрант, продавший бизнес и засевший в Киеве, куда и зовет всех, кто жаждет смены режима в Минске.

Идеологически Прокопьев ничем не отличается от лидеров и активных участников нынешней «революции пикетов» в Беларуси. Он – противник путинской России и, соответственно, Союзного государства и интеграции в ее сложившемся официальном понимании.

Так же, как остальная «протестная элита», бывший ресторатор не заморачивается вопросами, как удержать экономику, разорвав партнерство с Россией. Для них сейчас главное – покончить с Лукашенко.

Между тем личная история Прокопьева не слишком соответствует роли гуру революции. Свой бизнес он сделал в лукашенковской Беларуси, и там же его выгодно продал перед отъездом. Зарабатывая деньги, он до последнего не считал нужным заниматься политикой. Он не сидел в тюрьме (правда, называет сидельцев героями и отдает им должное).

А с другой стороны, именно это – непричастность к «записной» оппозиции – делает его близким к обычным людям, которые тысячами сейчас выходят на улицы просто потому, что ждут перемен. Он, как и Бабарико-Цепкало-Тихановские, не пытался сколотить политкапиталец на противостоянии с режимом и не крысятничал с западными грантами. Поэтому к «новым оппозиционерам», а к Прокопьеву – особенно, не прилипают причитания Лукашенко о зарубежных кукловодах.

Фигур такого толка не было на гребне украинского майдана, где музыку заказывали либо пламенные, идеологически заряженные фанатики, либо циничные дельцы. И тем не менее устами Прокопьева формулируется вполне себе украинское будущее «Беларуси без Лукашенко»: люстрация и суды над активистами режима, свободные выборы, многопартийность, разрыв с Россией и ожидание ухода Путина со сцены.

Точнее, Прокопьев считает, что победа революции в Беларуси приблизит аналогичную в России. Себя экс-ресторатор видит мэром Минска.

Он и впрямь – один из тех, кто сегодня обнажил принципиальное противоречие внутри беларусского общества.

Лукашенко и его присные считают, что это они, все эти макеи, мясниковичи, шейманы, ермошины и кочановы, построили Беларусь.

А Прокопьев и его соратники небезосновательно считают, что Беларусь построена их руками. Но власть унижает их и давит. И в этом ее ахиллесова пята и кощеева игла. Лукашенко отстал от времени. Он не понимает и не хочет верить, что современная Беларусь – это Прокопьевы.

А Прокопьев тоже не понимает, что в своей безапелляционности, настрое разрушить «весь мир насилья, а затем» он сам начинает напоминать Бацьку.

Да, фильм «Убить дракона». Классика не стареет.