На них сейчас и надежда

На них сейчас и надежда

Безоговорочной поддержкой Лукашенко, никудышным знанием белорусских реалий и толерантностью к батькиным экспертам гос. аппарат РФ добился, что оппозиционное поле Беларуси монополизировали исключительно антирусские националисты.

Тот же Прокопьев — харизматичный ненавистник совка как явления (что сквозит во всех его давних интервью), а не идейный враг России, ему душно в нынешней Беларуси во всей её затхлости и сельском убожестве.

Его можно было привлечь как сторонника, показать модернизацию российских мегаполисов, подсластить выгодными предложениями по части входа в ресторанный бизнес Белокаменной — и теперь он бы вещал не из Киева, а из Москвы, рассказывая о цифровых новшествах Собянина и невиданной свободе для урбанистов, об инвестициях, которые принесут деньги людям, а развлекательному бизнесу — клиентов и новые сегменты рынка, стоит лишь интегрироваться с Россией.

Да и Прокопьев в принципе пример того, как русским чиновникам и бизнесу нужно разговаривать с Лукашенко — как белый человек говорит с зарвавшимся туземным царьком, на «ты».

А теперь уже поздно, Прокопьева, как и остальных вменяемых противников лукашенковского болота, обработали вышиваночники, и превратили реформатора и импресарио — в винтик социально-политического института антирусского национализма. И теперь он даёт интервью Радыё Свабодзе, а не Russia Today или РБК. В ресторациях и идеях Прокопьева не угадывается ничего этнически белорусского, и белая, имперская Россия как олицетворение европейской идеи куда ближе его типажу, чем сельские мова и вышиванка, которые, уверен, он в душе презирает.

Это же можно сказать про фактически любого оппозиционера в Беларуси — они не родились мовными и антирусскими идиотами, они просто были против Лукашенко, и первыми их подобрал именно Запад (а с 2014 и сам режим на свою голову), а не Россия, которая попросту не работала на создание лояльных себе элит. Разумеется, есть и идейные антирусские, но их меньше, чем заплутавших противников Лукашенко.

Самое плохое, что режим Лукашенко это уже тоже вышиваночники, просто другого сорта. Лукашенко думал, что белорусизацей и допуском Запада в кабинеты и медиа он создаст себе покорную нацию, а вместо этого вырастил себе могильщиков — но на позиции защитника русского языка и проводника прорусского курса он не вернётся, слишком далеко зашёл в своём предательстве. Да и чиновники, включённые в институт националистов, разворот не допустят, если их не убрать.

В итоге, сейчас в Беларуси есть антирусский хлопец, националист и предатель Лукашенко, по имиджу колхозник, загнавший экономику республики в гроб, чуждый вменяемому населению, которое частично недолюбливает Россию за его официальную (!) поддержку — и антирусский социально-политический институт, созданный Западом, вобравший в себя пассионариев и монополизировавший дискурс о модернизации республики.

Прорусской силы так и не было создано. Русскоязычное на 100% население Беларуси атомизировано и прогнётся даже под радикальных белорусизаторов, как это уже было в БССР в 20-ых и 30-ых, как это было во всех бывших республиках после переворотов, когда националисты скидывали взрастивших их советских царьков.

Для России оба варианта, Лукашенко и институт, неприемлемы — а для третьего нужна филигранная работа, сопряженная, благодаря невежеству, с серьёзными рисками и существенными издержками. Получится ли?

Прошлые политтехнологические проекты России в РБ можно охарактеризовать одним словом — всратость. Именно поэтому я публиковал компромат на перечисленных лиц, несмотря на сомнения в источнике — эти разъевшиеся хари и их убогие, накрученные и никому не нужные проекты это ёбаный дружбонародный стыд, и лучше никакой попытки, чем такая. Если белорусские спецслужбы боятся этих убогих — им же хуже, ибо на смену могут прийти куда более зловещие силы.

Собственно, только на них сейчас и надежда.