История с ЧВК – это операция прикрытия

История с ЧВК – это операция прикрытия

История с ЧВК – это операция прикрытия для следующей провокации паникующего Лукашенко.

Сумасшедший дом вокруг 33 богатырей с презервативами, задержанных в Минске, многих озадачивает: как так, зачем эти наспех закрученные международные интриги, зачем Лукашенко жертвует остатками отношений с российским руководством?

Затем, что ничего в этом международного и хитроумного нет. Есть исключительно шкурный интерес самого Лукашенко. Он поджег бы Дворец независимости в Минске, если бы это гарантировало исход выборов.

Именно – при ручных избиркомах, при полностью обезвреженных наблюдателях, при затерроризированных соперниках он боится, что проиграет. Это уже не скрыть.

Когда ЦИК запрещает фотографировать бюллетени и ради этого пытается закрытые кабинки для голосования сделать открытыми – это паника.

Паникой является и вся история с ЧВК.

Лукашенко уже не до анализа последствий любой из подвернувшихся под руку провокаций, нашептанных Шейманом и Макеем, чья специализация - ложь и кровь.

Имея перед собой нынешние билеты ЧВК-шников Минск-Стамбул и их же октябрьские билеты Стамбул-Москва, он будет посиневшими губами рассказывать про то, как недоулетевшие конспираторы в камуфляже готовили майдан.

И паника у него будет расти, поскольку в голове-то есть таки понимание, что майдан – это не ЧВК. В этом состоянии Александр Григорьевич реально опасен для окружающих и народа. А «творческая» связь с реальными опытными майданщиками из Киева увеличивает эту опасность.

Потому что шумная спецоперация с ЧВК (и чем шумнее, тем для Лукашенко лучше, и бог с ней, с логикой и обоснованностью) – это прикрытие для следующей провокации.

Какой она будет, успели проболтаться провластные агитаторы, пугавшие на днях публику сакральными жертвами.

Эти «драматурги» ведут к выстрелу из придуманного ими ружья.

Чтобы этот настоящий, не игрушечный выстрел повесить на мужиков, оказавшихся в Минске совсем по другим делам.

Качество кройки и шитья провокаций и уголовных дел Лукашенко сейчас не волнует. Ему не до того. Ему нужна власть.