Послание Лукашенко - коротко о главном

Послание Лукашенко - коротко о главном

Можно попробовать как-то осмыслить сегодняшнее послание Лукашенко «всем-всем-всем».

Первое и самое главное. Конструктива в содержании нет. Нет никакой программы развития страны, никакого стратегического видения. Очень показательным был момент, когда оратор говорил о том, что любому, кто хочет и уверен, что знает как, может доверить реформировать любое крупное предприятие. Мол, вы же кричите, что знаете и сможете — так давайте. О том, что это невозможно в рамках существующей политической системы, похоже, никто не думает и просто этого не понимает.

Так нас убеждают в том, что существующая неэффективная модель — данность, от которой никуда невозможно деться и вся наша судьба в том, чтобы сидеть и не «рыпаться».

Если же конструктива нет, можно обратить внимание на фон и контекст.

Во-первых, это крайняя эмоциональность и главная эмоция — это обида. Едва оторвавшись от бумажки, Лукашенко сразу начинает чехвостить то «творцов», которые от него отвернулись «за сутки» (по всей видимости, речь идет о многочисленных публичных персонах и местных селебрити, в последнее время выразивших поддержку Тихановской), то молодежь, то тех, кто не помнит, «как жили», то тех, кто не видит, «как в других странах»., то тех, кто «разбогател и захотел большего». Во всем прямо читается посыл: я ж так старался, вам так все сделали, а вы меня — вот так...

Это достаточно неожиданно — видеть столько эмоций от такого прожженного политика, как Лукашенко, и эмоций, похоже, искренних. Политика — это даже хуже, чем бизнес, где, как известно, «ничего личного». Кроме того, все уже сошлись на мнении, что 26 лет — предостаточно, как бы ты ни старался. У всех вопрос не о том, что было в прошлом, а о том, что будет в будущем, а на это ответов нет. Эмоционировать можно сколько угодно, но проблемы это не решает.

Во-вторых, что бросается в глаза, это то, что кругозор Лукашенко не расширяется на что-то вне вилки «90-х» и «сейчас». Его посыл такой, что если не его всесильное государство и «железная рука», то обязательно — бандитизм, беззаконие, анархия, насилие. Опыт других стран, в том числе бывших социалистических, где на смену государственной регулирующей машине пришли новые механизмы с общественным контролем, гражданским обществом, исключительно прозрачными правовыми отношениями — то есть, то, чего сейчас и хотят белорусы для себя — просто не берется в расчет. Как-будто то, что получилось у Польши или Чехии априори не может почему-то получиться у нас. Почему? Рылом не вышли? Убогие в лаптях?

В-третьих, много отсылок на «после меня», «даже без меня» и отсылок в том духе, что власть в нынешнем виде в целом сохранится и без него. Тут становится понятным, что вся задуманная комбинация с референдумом — это часть будущей операции «Преемник», целью которой будет бутафорский транзит с сохранением реальной власти у Семьи.

Лукашенко, очевидно, очень переживает от того, что не успевает это дело организовать — тут и здоровье подводит, и «бабий бунт» на психику давит, а, по всей видимости, создание фактической монархии с приватизированной в пользу собственных потомков властью он считает делом жизни. Накладки и сбои со сценарием сильно давят на нервы и подрывают здоровье.

Ну и, конечно, самое главное впечатление — это как раз состояние правителя. Не надо быть врачом, чтобы невооруженным взглядом видеть, что несчастные полтора часа речи он едва выдержал на ногах. В былые времена рекорды ставил по 6-7 часов. И вот состояние его здоровья сейчас для этой самой системы — колоссальная угроза.

Давайте просто представим себе вертикальщика или силовика, не настолько вовлеченного в Семью, чтобы жертвовать ради нее последней каплей крови, который смотрит на едва говорящего вождя и живо представляет себе, что может быть завтра, если тот вдруг того...

И просчитывает в уме, кто из товарищей-номенклатурщиков сможет переметнуться раньше и какие опасности и риски есть в том, чтобы не успеть. Так было всегда в истории, во всех странах и при всех режимах: сомнения в умах «бояр» до определенного момента бродят, потом находится один, первый, за которым уже выстраивается очередь.

Поэтому именно состояние здоровья Лукашенко сегодня становится для системы фактором риска No 1, что бы он не говорил про «без него» и «после него».

Подытоживая, скажу, что эффект от послания для его избирательной и PR-кампании будет явно более негативным, чем позитивным. Отсутствие повестки развития, слишком явно декларируемые планы по вечной монополизации власти, эмоции и обиды — это отнюдь не то, чего ждали бы белорусы сейчас от любого лидера.