Разговор вышел отнюдь не таким судьбоносным

Разговор вышел отнюдь не таким судьбоносным

Полноценно оценить результаты встречи Путина и Лукашенко практически невозможно хотя бы потому, что бОльшая часть их содержания останется за кадром.

Однако главное, что обсуждают сегодня - кредит на 1,5 млрд. долларов. Некоторым видится за этим жест поддержки со стороны Кремля.

Так ли это?

Отчасти, безусловно, да. Могли бы, если бы хотели утопить немедленно, вообще ничего не давать и стало бы все очень кисло. Но давайте посмотрим в комплексе.

Мы уже знаем, что 1 миллиард Лукашенко просил на рефинансирование существующего долга (а всего в этом году надо выплатить 3,9 миллиардов). А ещё мы знаем, что Минск пообещал выплатить 325 миллионов долга за газ, на чем настаивала Москва. И вот, от кредита практически ничего не остается.

Это нельзя назвать жестом поддержки просто потому, что выделяемая сумма ни в коей мере не позволит Лукашенко удержать сваливающуюся в пике экономику. Она лишь позволит не допустить банкротства уже в этом году. Но с учетом всех иных проблем и долгов, даже с этим кредитом в 2021 Беларусь войдет сильно обедневшей и на грани коллапса.

Второй момент из встречи, который многие сегодня обсуждают - фраза Путина о том, что в 1992-94 гг. Россия взяла на себя обязательства по отношению к Беларуси и будет их исполнять и при Лукашенко, и при другой власти.

Здесь не только намек на то, что нынешнего руководителя рассматривают как уходящую фигуру. Здесь, главным образом, намек на другое. И это очень болезненный намек для Лукашенко.

Сейчас в меньшей мере (в свете постоянной грызни), но с самого начала своей президентской карьеры и до последних лет Лукашенко очень четко играл в роли "решальщика" и "добытчика" в Москве. В глазах номенклатуры, директората и силовиков, в общей, всей той публики, которая всегда смотрит на Восток, он представал единственным человеком, который может привезти оттуда ресурсы. В рамках этой модели всегда наиболее рьяно в Беларуси уничтожались не прозападные политики и движения, а именно пророссийские - чтобы не нарушать монополию. И государству же принадлежала монополия продвижения здесь российских интересов.

И вот сегодня Путин практически прямой речью сказал, что дает 1,5 миллиарда не Лукашенко, а в рамках "обязательств", которые будут "исполнять" и при другой власти. Фактически, серпом по... дали понять, что Лукашенко больше - не "решальщик" и место, что называется, вакантно.

А кредит - лишь потому, что немедленный дефолт Беларуси в пределах пары месяцев не нужен никому и России в первую очередь.

Таким образом, из того, что нам сейчас известно о результатах встречи (оговариваюсь, потому что, мало ли, вдруг ещё что вылезет), ничего не говорит о том, что Москва чем-то ещё готова помогать Лукашенко. И разговор вышел отнюдь не таким судьбоносным, как от него ожидали.