О силовых ведомствах

О силовых ведомствах

Когда животное сильно обосралось испугалось, оно становится на задние лапы и издает громкие звуки, чтобы напугать противника. Именно так можно трактовать поведение испуганных чиновников за последние несколько дней.

Ответные санкции, аннулирование аккредитации всех иностранных журналистов, новые дела и аресты – это все метания ослабшего, раненого хищника, чтобы хоть как-то продлить свое существование.

Почему это имитация, нежели реальная деятельность? Да взять хотя бы тот же ГУБОПиК. В теории грозное ведомство, которое должно бороться с организованной преступностью, на деле занимается деаноном участников дворовых чатов. А потом с горделивым "я сделяль" выносят результаты на публику. Только их усилий хватило только на установление личности тех, кто указал имя-фамилию в аккаунте, либо реальное фото на аватарке.

А это задачка, с которой справиться любой современный школьник. Все остальное – через проверку отжатых телефонов, выкачку контактов, и ошибки тех, кто был недостаточно аккуратен в цифровой гигиене. Потому реальные бандиты могут спокойно грабить банки — все служивые заняты поиском экстремизма, мониторя срачи между собачниками и обсуждения, как украсить свой двор бчб-ленточками.

Реальность такова, что у них нету сверх-знания, супертехнологии, или хитроумных схем. Все, кто обладал iq выше 100, ушли либо не выдержав тупости, либо по соображениям порядочности. Те, кто остался, либо втихую саботажничают, либо способны только на тупой шантаж, угрозы и запугивание. И это касается всех ведомств.

Так, в генеральной прокуратуре свеженазначенный Швед начинает чистки. Проводит координационные совещания и собирается увольнять всех, кто даже подписался до выборов за кандидатов. Во многих управлениях массово увольняются, в отельных районах уходит треть прокуроров. Ператрахивают управление собственной безопасности, и превращают прокуратуру из надзорного органа в придаток к следствию.

В Следственном комитете ситуация такая же: попытки навести порядок на горящем корабле во время бури.

Задача №1: посадить как можно бОльшее количество активных людей. Но система уже на пределе пропускной способности, и не может пережевать больше, чем нахватала сейчас.

Задача №2 — остановить поток заявлений на беспредел сотрудников милиции. Если верить сплетням, Караев в свое время прямо сказал Носкевичу "хоть одно уголовное дело против милиционера, и следователи будут сами стоять с дубинками".

Самый неприятный момент для этого ведомства — ноябрь, когда начнут подходить сроки по всем поданным заявлениями, и надо будет давать результаты проверок. То есть либо возбуждать дела по пыткам или отказывать. И как бы не отбеливал Лукашенко "своих мальчиков", руки у них по локоть в крови. Тому есть железобетонные доказательства, и все прекрасно это понимают. Попытки подчистить хвосты ничего не дадут.

Так что в течение месяца-двух будем наблюдать продолжающийся исход последних служащих, кто сохранил хоть каплю благоразумия. А остальные будут скованы страхом, нескончаемой бдительностью, паранойей и собственной тупостью. Система пожирает сама себя, и долго в таком режиме не протянет. От нас требуется только продержаться чуть дольше, чем они.

Іржавая дзяржава, скрыгоча і трышчыць
Палохае турмою, застрашвальна крычыць.
Шмат роспачы і болю, няспраўджаных надзей
Але іржы ўсё болей, і скон усё бліжэй. (с)