Хорошее и плохое решение

Хорошее и плохое решение

Очень хорошо, что сегодня в Минске марш решили сделать именно с требованием отпустить политзаключённых. Конечно, в целом протест это не правозащитный, а политический — Лукашенко проиграл выборы и пытается удерживать власть, люди протестуют.

Но в процессе удержания власти огромное количество ни в чём не виноватых людей отправили в тюрьмы, просто потому, что упырям кажется, что так удерживать власть будет легче. Кандидаты в президенты, их штабы, случайный политтехнолог, блогеры, журналисты, политики — очень много людей находится в изоляторах. Общество обязательно должно реагировать на это.

Эффект от реакции может быть самый разный. Мы помним случай в Бресте, когда всех задержанных на акциях отпустили из изолятора, когда люди пришли туда в значительном количестве и этого потребовали. Такое может происходить потому, что всем совершенно понятно — содержатся там не преступники. Что это политические заключённые, которые не должны быть лишены свободы. Это понятно в системе вообще всем, и выдерживать общественное давление, особенно выраженное в толпе людей, настойчиво требующих освобождения заключённых, непросто.

Я видел раньше дискуссию между волонтёрами, которые около изоляторов помогают передавать еду заключённым и встречают их, когда те выходят, и протестующими. Волонтёры имели такую позицию, что лучше вести себя тихо, тогда людям внутри будет как-то легче и проще. А если сильно протестовать — им там будут мстить.

Есть такая штука, Стокгольмский синдром. Это обычная и нормальная реакция психики на травмирующие события: мозг наш заставляет придумать, что хоть безобразия и происходят, но как-то договориться можно ведь там тоже люди. Есть много исследований, показывающих этот эффект (хотя он не всегда прям большой, около 8% людей его испытывают, по одному из исследований). Люди начинают защищать террористов, захвативших их в заложники, отказываются давать показания против них и так далее.

Ну так вот, у этих 8% людей развивается прям личная позиция и своё мнение, и они вполне искренне могут начать предлагать не шуметь или не злить захватчиков. Кстати, при переговорах этот синдром поощряют вообще — потому что, типа, чем больше террористы и заложники будут нравиться друг другу, тем менее вероятны негативные сценарии. Естественно, поощряют это и КГБшники, которые с помощью манипуляций и давления делают так, чтобы не они убеждали людей не собираться у тюрем, а искренние и адекватные волонтёры.

Конечно, это всё никак не работает в ситуации падающего авторитарного режима, потерявшего все берега и хватающего людей на улицах просто так. Тут никак не сработает тактика, что типа мы не будем их злить, будем хорошо себя вести, и они будут хорошими. Они не будут хорошими — они хватают и бьют на улицах людей, которые ничего плохого не делают, а просто идут, они пока не отпустили ещё никого из задержанных, которым вменяют безумные уголовные статьи. Только общественное давление, массовое и настойчивое, только гражданский протест может тут изменить ситуацию и помочь тем, кого схватили.

Так что это очень хорошее решение — идти к изоляторам и требовать освобождения политических заключённых. А позиция, что мы не будем злить тех, кто задерживает и охраняет и тогда, может быть, они станут адекватнее — это идея плохая.