Про двух ублюдков в белорусской армии

Про двух ублюдков в белорусской армии

Пока доблестная белорусская армия готовится тешить самолюбие Генералиссимуса (вы ведь поняли про кого мы), маршируя 3 июля на параде перед трибуной, два её старших лейтенанта ведут бумажный бой с судьями и прокурорами за то, чтобы не уехать в исправительную колонию.

Во время учений на полигоне под Слонимом они издевались над солдатом срочной службы Михаилом Лейко и даже посадили его в зиндан - наспех выкопанную яму в земле, где и продержали в холоде с 26 по 28 апреля прошлого 2018 года.

Вина солдата была в том, что он во время учений "сэкономил" 27 патронов к автомату Калашникова, чтобы потом пострелять в одиночестве. Старшие лейтенанты 3-й мотострелковой роты в/ч 14398 из посёлка Заслоново Лепельского района Станислав Воронков и Андрей Мателёнок расценили это как хищение боеприпасов и отправили рядового срочной службы в холодную яму, где двое суток над ним издевались.

Следствие шло почти год. А суд Лепельского района, рассматривавший уголовное дело в отношении двух офицеров по части 2 статьи 455 УК Беларуси ("Злоупотребление властью, превышение власти либо бездействие власти") оказался удивительно гуманным: 22 марта 2019 года лейтенантов приговорили всего лишь к ограничению по военной службе сроком на 2 года с удержанием 25% денежного довольствия в доход государства и без лишения права занимать командирские должности. Проще говоря, офицеров с судимостями по уголовным статьям даже не уволили из армии.

Такому снисхождению к лейтенантам очень удивились в прокуратуре. И вынесли кассационный протест.

28 мая 2019 года дело пересмотрела судебная коллегия по уголовным делам Витебского областного суда, которая изменила приговор. Станиславу Воронкову назначили 4 года, а Андрею Мателенку - 3 года и 6 месяцев колонии усиленного режима. Обоим - с лишением права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных мероприятий сроком на 5 лет и с лишением воинских званий «старший лейтенант».

Перспектива надолго уехать в места, где командовать будут уже не они, а ими, самим старлеям, мягко говоря, очень не понравилась, и решение коллегии по уголовным делам Витебского областного суда они обжаловали. При этом аргументация офицеров довольно интересна.

- Прошу понять меня правильно: если бы не было украденных патронов, то не было бы и преступления с нашей стороны, - пишет в своей кассационной жалобе старший лейтенант Станислав Воронков.

- В сложившейся обстановке необходимо было Лейко изолировать, а никаких других помещений на полигоне нет. Мы и сами постоянно живем во время активных фаз учений в окопах, в землянках, шалашах, которые, как ни крути, являются обыкновенной ямой как в лесу, так в поле и болоте, под открытым небом, и никто же не задается вопросом, что может быть это тоже "особая жестокость" и "издевательство" по отношению к военнослужащим всех категорий и званий. Даже сам призыв на срочную военную службу можно расценивать как факт некоего психологического насилия и создания условий особой жестокости и издевательства над призывником: нежелание многих идти в армию - это общеизвестный факт, ведь полтора года никто не хочет тратить, это время многие бы провели в целях заработка денег и других личных интересах, а ограничение его в свободе и правах, насильное отлучение от родных и близких является принуждением к занятию тем, чем ему абсолютно не хочется заниматься.

Что ж, если срочную службу в белорусской армии даже сами офицеры этой армии называют "насилием и издевательством с особой жестокостью" - нам здесь даже добавить нечего. Просто совет всем призывникам: бегите. Как можно дальше.

Окончательную точку в уголовном деле о солдате, двух старлеях и холодном зиндане теперь придётся ставить Верховному суду Беларуси. Но самое интересное, что на протяжении целого года, пока шло разбирательство, пресс-служба Минобороны не рассказала общественности об этой истории ни слова - такие уж у нас в стране #военные_тайны, которые нафталиновые генералы тщательно берегут от наших с вами глаз за наши с вами деньги.