Немного про фашизм и Лукашенко

Немного про фашизм и Лукашенко

Привет, дитя мое.

Помнишь, я говорил тебе о смене дискурса про фашизм? Вот, похоже и до них тоже дошло, кто в этой стране фашисты. Ведь не зря вчера Лукашенко так распинался на эту тему. Я сейчас не про анализ глубины политологических познаний. Мы все понимаем, что анализировать там нечего. Я про реальность.

Они тратят миллионы слов, чтобы рассказать о мифических фашистах, которые во время войны ходили с бело-красно-белыми флагами, но люди смотрят по сторонам и понимают, что фашистов не надо искать так далеко. Фашисты запирают людей в костеле, давят церковные лампады и выстраивают людей у стены. И вот уже Лукашенко приходится оправдываться и переводить стрелки. Потому что он понимает, что в этой стране клеймо фашиста – это печать на гробе политических амбиций. А их клеймо так въелось, что его уже и кислотой не вытравишь.

Кстати, по поводу флагов и обещания «убрать эту фашистскую символику из нашего общества». Это ведь на самом деле очень рискованные слова. Ну как обещания покончить с протестами завтра или навести порядок на улицах до понедельника. Ты помнишь. Это повышение ставок, которое власти вряд ли могут себе позволить.

Потому, что после этих слов любой флаг, любая наклейка, любая красная полоса на белом фоне люди будут воспринимать как свою маленькую победу. И когда убрать «эту символику» не получится, власть снова покажет нам всем свое бессилие. Нельзя угрожать, если ты не можешь выполнить свою угрозу, нельзя обещать, если не в состоянии выполнить обещание.

До вчерашнего дня у меня были небольшие, совсем небольшие на самом деле, сомнения в подлинности телефонных переговоров про Массандру. Пообещав, рассказать всю правду на следующей неделе, Лукашенко убедил меня, что переговоры настоящие. Когда ему нечего сказать он всегда обещает рассказать что-то интересное потом. (Я ему верю. Обязательно расскажет. С Ником и Майком было очень интересно). А раз переговоры подлинные, значит у власти серьезные проблемы. Значит монолитная стена, которую мы видим, на самом деле фасад из гнилой фанеры. Этот зомби еще может укусить, но, гонять во всю мощь (с) у него уже не получается.

Вчера мы узнали, что Беларусь предложила повысить сразу на 25 процентов тариф на прокачку российской нефти. А еще, вчера Лукашенко много говорил, про то, что не продаст России белорусские заводы. Он всегда говорит это говорит, когда в отношениях с Россией начинаются проблемы. Поверь, мне, я знаю. Просто поверь. Все всегда начинается с разговоров про заводы, которые он не отдаст в жадные руки алчных российских олигархов. А потом, оп, и нам, к примеру, отключают нефть.

Так вот, на восточном фронте у нас похоже опять начинаются проблемы. Надо думать, в Москве начали понимать, что (сюрприз, сюрприз) он их кинул с обещаниями конституционной реформы и транзита власти. То есть, ты же заметила, что Россия давно уже ограничила поддержку белорусского режима более или менее регулярными оральными интервенциями. Ну то есть, встретился он с политзаключенными, они выдали 500 миллионов, он их тут же вернул обратно, заплатив за российский же газ. Других примеров поддержки в изобилии не наблюдается. Даже за прошлогоднюю грязную нефть деньги не вернули. Ну а в последнее время и оральные интервенции становятся все менее убедительными.

Прости, что я сегодня так много говорил про Лукашенко. Но ты ведь помнишь – мне иногда кажется, что секретный, восьмой член президиума координационного совета это и есть он. Ну ведь никому, даже Кацу не удается с таким успехом мотивировать протесты.

А про вчерашние похороны я писать не буду. Не хочу, чтобы эти два имени стояли рядом.

P.S Ну и, конечно, соколы, которые сбросили крысу на ступеньки дома правительства в день отказа в регистрации Бабарико и Цепкало.