Но ты же помнишь - чтобы остаться на месте, надо гонять во всю мощь

Но ты же помнишь - чтобы остаться на месте, надо гонять во всю мощь

Здравствуй, дитя мое.

Увидел вчера результаты опроса, согласно которому 50 процентов белорусов в 2020 году ощутили падение доходов. Эти результаты напомнили мне, что я давно хочу поговорить с тобой об одной из важных причин белорусского протеста.

Нет, я не буду сейчас говорить про убийства, пытки, избиения и 30000 осужденных. Я не буду даже говорить про возмущение людей тем, что их голоса украли на выборах. Чтобы возмущаться воровством голосов, нужно было сначала проголосовать. Я хочу поговорить о том, почему люди с самого начала проголосовали «против».

Все экономисты говорят, что с нынешней властью белорусскую экономику ждет стагнация. Кто бы спорил.

Стагнация для белорусской экономики — это ее второе имя. За последние десять лет среднегодовой рост экономики у нас в стране составлял чуть меньше 1 процента. То есть в какие-то годы экономика росла чуть быстрее, но зато в другие годы она падала. В итоге ВВП Польши за десять лет вырос на 36 процентов, ВВП Литвы на 32, а белорусская экономика меньше чем на 11.

Конечно, нормальному человеку не особенно интересны цифры роста ВВП. Но ему интересны цифры роста его дохода. Когда с 2000 по 2010 годы средние зарплаты выросли с 50 до 500 долларов, это было конечно не вау, но довольно неплохо. По состоянию на октябрь 2020 г. средняя зарплата у нас в стране опять выросла. И составила 497 долларов.

Но ты же помнишь - чтобы остаться на месте, надо гонять во всю мощь. В 2012 году покупательная способность средней зарплаты в Беларуси составляла 73 процента от покупательной способности средней зарплаты в Польше. В 2020 году это было уже только 60 процентов. (Покупательная способность – это не про размер зарплат в долларах, а про количество благ, которые за эту зарплату можно приобрести). С другими соседями соотношение тоже менялось не в нашу пользу. И не будем забывать про главное достижение государственной экономической теории – регулярные девальвации.

Десятилетняя стагнация — это то, что лишает общество перспективы, а членов общества – будущего. На самом деле, рецепт решения этой проблемы – он ведь простой. Я его знаю, ты его знаешь и, кажется, уже даже постоянные клиенты вино-водочного отдела в нашем магазине его знают. Если коротко – реформы, свобода бизнеса и предсказуемые правила игры на рынке.

Но вместо того, чтобы решать проблему, власти предпочитали рассказывать об уникальной экономической модели, боролись то с импортом, то с тунеядцами. В итоге мы пришли к тому, к чему мы пришли. Как говорит главный историк нашей страны, «в основе всего – экономика». Он только не хочет понимать, что все десять лет экономика работала против него. Десять лет в стране копилось недовольство. Десять лет порох складывали в бочку. А этой весной советами лечиться водкой и трактором Лукашенко поджег фитиль.

Вот наличие этого неразрешимого противоречия между властью и обществом и составляет то, что принято называть революционной ситуацией. Люди хотят жить лучше, а власть не может им это позволить. Не только потому, что сознание тех, кто эту власть составляет, так и застыло в конце 80-х, с планами Даллеса и завистливой ненавистью к удачливым кооператорам. На самом деле власть просто не может себе позволить что-то менять, потому что тогда ей придется измениться самой. Если они ослабят хватку посиневших пальцев на горле экономики, они потеряют контроль, а вместе с контролем в конце концов потеряют и власть.

Пока эта проблема не разрешена, революционная ситуация никуда не денется. Ни уголовные дела, ни сутки за выставленный в окне флаг, ни даже воровство елочек эту проблему не решают. И вот в том числе поэтому я уверен, что белорусский протест не заглохнет.

P.S Ну, и еще, конечно, из-за соколов, которые сбросили крысу на ступеньки дома правительства в день отказа в регистрации Бабарико и Цепкало.