О санкциях и о бюджете и немного о Тертеле

О санкциях и о бюджете и немного о Тертеле

Привет, дочка.

Вчера Евросоюз опубликовал третий пакет санкций, включив в него девять компаний и двух бизнесменов. Зная твой кровожадный характер, не сомневаюсь, что ты скажешь: а что так мало? На самом деле, нет. Нормально. Первый пакет экономических санкций, он ведь не про то, чтобы разорить бизнес и обвалить экономику. Для этого торговая блокада нужна, а не точечные санкции.

Первый пакет больше не для тех, против кого санкции ввели, а для тех, кого пока не тронули. Это такой намек: люди, вы же умные, сделайте так, чтобы нам не пришлось вводить против вас санкции. Вот ввели бы их против Мошенского, и что Мошенскому после этого делать? Только прилепиться к Лукашенко и идти с ним до конца. Ну, потому, что терять ему было бы уже нечего.

Первый экономический пакет — это как раз против тех, кому нечего терять и кто перевоспитанию не поддается. А для всех остальных оставили окно возможностей. Могут попробовать изменить к лучшему мир вокруг себя. Могут попробовать измениться к лучшему сами, так, чтобы их бизнес не ассоциировался с близостью к белорусским властям.

Ты же понимаешь, что Лукашенко не скажет: «Я устал, я ухожу», если у него вдруг не будет денег на новый майбах.

Разорением «кошельков» на него впечатление не произведешь. В конце концов, у него для пополнения кошелька еще целая страна остается. Санкции – это не про, чтобы повлиять на Лукашенко. Санкции – это про то, чтобы повлиять на тех, кто вокруг него. Поэтому, одновременно с принятием этого пакета, ЕС сразу анонсировал планы уже в январе принять следующий.

Вчера минфин презентовал белорусским депутатам бюджет бедности. Потому что, ну, не назовешь иначе бюджет на будущий год. После всех повышений налогов, которые они запланировали, все равно в бюджете остается дефицит в 1,6 миллиарда долларов по текущему курсу. Сейчас конец декабря, а минфин, похоже, не знает, чем его закрывать. Слова «финансировать за счет внутренних резервов» - это так себе отмазка. Внутренние резервы, которые остались, у них уходят на то, чтобы закрывать дыру в бюджете в этом году и еще немножко останется, чтобы заплатить часть долгов в следующем.

На самом деле 1,6 миллиарда – это очень такой оптимистичный вариант. Чтобы дыра была всего в 1,6 миллиарда, минфину надо занять за границей примерно 800 миллионов. Понятно, что они надеются на обещанные Россией деньги, только вот Россия что-то не спешит эти деньги выдать.

В общем, когда Тертель вчера рассказывал на Гродно Азот, что с экономикой может быть плохо, он был оптимистом. Потому что, глядя на бюджет, слова «может быть» кажутся лишними. Да и слово «плохо» - неоправданно мягким.

Кстати, про Тертеля. Не хотел про него говорить, потому что с Тертелем и так все давно понятно. Но вот, есть одна штука, которую я понять не могу. В контексте его слов про «ворота Смоленска», «российских кукловодов» и «гуманитарную миссию», которой надо будет дать отпор. Вот я что-то не понимаю. Мы что, уже опять будем снова воевать с Россией?

P.S Тут некоторые говорят: ты пессимист, не веришь в белорусскую вакцину за два миллиона баксов. Так знаешь, что я на это скажу? Мы живем в 21 веке, время сказок давно прошло. Современный, просвещенный человек должен полагаться на достоверные факты и их научный анализ. Вот как с соколами, которые сбросили крысу на ступеньки дома правительства в день отказа в регистрации Бабарико и Цепкало.