Путь четвертой республики

Путь четвертой республики

В перспективе 12 месяцев у лукашизма нет шансов остаться в живых. То, что сейчас происходит с нашей страной — окончательная массовая прививка от тоталитаризма, «социального государства», и бедности.

Лукашенко уже хоть и сильно разложившийся, но всё ещё гниющий политический труп. Поэтому любые инициативы и персонажи, которые открыто заявляют о его поддержке уже можно считать политически мёртвыми. Нельзя заработать политические очки на будущее публично трахаясь с мертвецом.

Всё, что сейчас делает режим Лукашенко — это масштабированное повторение действий КПСС в Литве между 1990 и 1991 годом. Лукашисты шаг за шагом повторяют попытки советской власти выбраться из петли после прыжка с табуретки.

Сейчас на паре примеров расскажу, что будет дальше с лукашистами.

В январе 1991 года в одном из зданий на улице Валакумпю забаррикадировался виленский ОМОН во главе с командиром Болеславом Макутыновичем.

Александр Невзоров в январе 1991 года снял про советских боевиков из ОМОН фильм «Наши», в котором героизировал их карательные операции против литовских стариков, женщин и детей. Но главное там не невзоровские дифирамбы людям с лицами карпенковских бандюганов и минских гаишников.

Послушайте, что говорили омоновцы. Всё, что сейчас происходит в Беларуси, уже было в Литве: и гопники в балаклавах, и надменные морды ментов, и уверенность в том, что мир у их ног, и что СССР всех отмажет. Не отмазал.

После того, как советское начальство закончилось, часть героев фильма вместе с командиром Макутыновичем позорно сбежали в Россию, часть осудили в Литве, остальные стали спившимися алкоголиками без будущего.

Макутынович после побега в Россию сказал, что больше всего пожалел, что не превратил Литву в Приднестровье.

Погуглите «Приднестровье» и погуглите «Литва». Ощутите разницу идеального мира глазами омоновца.

Посмотрите этот фильм, и вам станет намного понятнее, что все надменные пиздюки из так называемого МВД Беларуси сейчас в полушаге от огромного разочарования, которое измельчит их жизни после падения режима Лукашенко.

Особенно интересно это кино будет первым выпускникам виленского ЕГУ — многие события происходят в здании, где с 2005 года будет академический корпус университета. Вы точно узнаете лестницу и холл первого этажа в финальных сценах фильма.

Каждый, кто служил в литовском ОМОН, навсегда стал изгоем и не смог построить нормальной жизни в Литве. Это — неизбежное пожизненное будущее всех сотрудников МВД Беларуси, которые были причастны к репрессиям и решат остаться в стране после того, как Кочанова, Эйсмонты, и другие придворные шпицы Лукашенко сбегут в Россию. Для силовиков в Беларуси есть будущее только после суда и отсидки.

А как насчёт будущего БРСМ? Через неделю после объявления независимости, 18 марта 1990 года, советская власть под брендом «Единство» провела митинг у Верховного Совета Литовской ССР, с призывом удержать Литву в составе СССР. Аудитория была один в один как на «ябатингах», согнанных по разнарядке митингам за Лукашенко.

Идеологи, комсомольцы, и солдаты-срочники в кольце милицейской охраны. Разумеется, с красным кумачом на палке из рук тыловиков и политработников. Через два года комсомольцы и идеологи оказались никому не нужными, потому что начальство плевало на них и сбежало в Россию. Это будущее активистов БРСМ и «идеологической вертикали». Срочники и сами плевать хотели на армию — дослужились и разъехались по домам.

Через две недели после объявления Литвой независимости, советские чиновники запретили въезд в страну зарубежным журналистам, а иностранным дипломатам приказали покинуть территорию страны. Через два года чиновники, которые обслуживали Литовскую ССР оказались на улице. Это светлое будущее оставшихся макеевских орлят.

Беларусь сейчас проходит через этап политического взросления, который у балтийских республик занял полтора года: с 11 марта 1990 (провозглашение независимости Литвы) по 6 сентября 1991 (признание независимости трёх балтийских республик Госсоветом СССР). У трёх стран, на территоиии которых находились гарнизоны оккупационных войск, период полного уничтожения советской политической архитектуры занял полтора года. Я буду очень удивлён, если на флагштоке над администрацией президента Беларуси не будет бело-красно-белого флага уже следующей осенью.

Наша страна должна была оказаться на нынешнем этапе почти 30 лет назад. К сожалению, абсолютная советизация большей части Беларуси, которая продолжалась с 1918 по 1991 год (с коротким перерывом на гитлеровский террор), задержала этот процесс на одно поколение — в отличие от Литвы, Латвии и Эстонии, где поколение 1918-1940 годов жило в собственной независимой стране.

Я совершенно не сомневаюсь, что после побега / ареста / казни Лукашенко в Беларуси произойдёт краткосрочный экономический спад. Тем не менее, на смену ему придёт стремительный рост экономики основанной на частном секторе и поддержке эффективных госкомпаний за счёт вливаний «Плана Маршалла для Беларуси». Давайте пока просто зафиксируем, что через 24 месяца после падения лукашизма термин Belarusian bison прочно закрепится в экономической прессе по отношению к быстрорастущей, инновационной, и преимущественно частной экономике Беларуси.

Бедность — одно из главных условий существования лукашизма. Социологи часто обращаются к «пирамиде Маслоу» описывая потребности человека. При этом в отношении революционных сценариев в Беларуси обращение к ценностям верхнего порядка (в первую очередь, эстетические, как, например демократия) всегда бежало впереди более базовых потребностей.

Победа демократических сил на выборах была возможна только благодаря росту благосостояния крупного сегмента населения и желанию собственников бизнеса и активного «свежего среднего класса» тратить личные деньги и время на внутреннюю политику ради свержения диктатуры. Это принципиально важный момент. Лукашенко создал убийц своей политической карьеры в те два дня, когда подписал указы о ПВТ и упростил ведение частного бизнеса под давлением «нетунеядских» протестов.

Бедный человек думает о свободе и формате государственного устройства реже, чем о том, как найти деньги на еду и оплату «коммуналки». Глупый — тем более. Именно поэтому главными врагами лукашизма стали формирующийся средний класс, IT-сектор, малый и средний бизнес и люди с высшим образованием.

Уже сейчас надо задуматься о том, как удержать успехи победы демократических сил после падения диктатуры. В первую очередь — как победить бедность.

Во-вторых, как сформировать систему общенационального образования, в которой место идеологии займёт не другая идеология, а открытые дискуссии и дебаты на любые темы.

Беларуси нужна своя «первая поправка» и эффективная защита безусловного права на свободу слова, которая навсегда закроет путь цензуре в любых её проявлениях: от выражения своего мнения в школе до дебатов кандидатов в президенты. Замалчивание проблем позволило создать карательную систему, которая убивала на улицах и и пытала в камерах карательных центров МВД Беларуси.

Беларусский мент в нынешнем виде — закономерный продукт тотальной бедности и системы образования, которая отравлена идеологией ненависти к «другому».

После победы над лукашизмом необходимо сформировать условия для того, чтобы в перспективе 10 лет каждый гражданин Беларуси имел возможность получать лучшее в регионе образование и стать представителем «среднего класса» внутри страны. Без сильного образования и богатого населения устойчивых демократических институтов просто никогда не будет.

Впереди очень непростой путь, который беларусы точно осилят.