Про рубль и акт о демократии

Про рубль и акт о демократии

Здравствуй, дочка.

Что-то я последние дни отжигаю – МИД Беларуси пообещал принять действительно очень чувствительные меры в ответ на санкции Евросоюза. То есть ты поняла, да? Раньше были просто «очень чувствительные», а сейчас «действительно очень чувствительные».

Вот, пошутил, а дальше, извини, будет много про скучное. Последние два дня белорусский рубль, похоже, испытывает последствия ослабления российского рубля, про которое я тебе вчера говорил. В понедельник курс доллара вырос на три копейки, во вторник – на три с половиной. В сезоне декабрь 2014 – январь 2015 итогом проблем российского рубля стала девальвация белорусской валюты больше чем на 50 процентов.

Сейчас ничего катастрофического еще, конечно, не происходит. И у белорусского Нацбанка достаточно резервов, чтобы позаботиться о рубле. Но, если ослабление российского рубля продолжится, Нацбанку придется выбирать между двумя опциями, и обе они в общем-то так себе.

Если они выберут поддержку курса, то это чревато не только тратой резервов. Слишком дорогой белорусский рубль по отношению к российскому подрывает экспорт в Россию и приносит убытки экспортерам. А убытки белорусских предприятий в этом году и так выросли в 6,7 раза.

Другой вариант – это позволить рублю жить своей жизнью, аккуратными интервенциями, не позволяя ему падать слишком резко и слишком глубоко. Собственно, последние годы Нацбанк так и делает. Но в текущих обстоятельствах у такой политики есть один маленький недостаток. Население у нас нервное, валютными кризисами пуганое.

Происходящая с августа девальвация доверия к государству вообще и ко всем его финансовым учреждениям в частности, уверенности не прибавляет. Если это снижение продолжится достаточно долго, то в какой-то момент (что характерно, никто не в состоянии предсказать, в какой) на рынке неизбежно возникнет паника.

Российские эксперты предсказывают своему рублю плавное снижение до 80 или даже 85 за доллар к середине января. И это вот такой внешний фактор, на который повлиять нельзя и который может подорвать белорусский финансовый рынок, белорусские банки и доверие (если там, конечно, осталось еще что подрывать) к белорусскому государству.

Вчера, когда говорил тебе про принятие Акта о демократии Сенатом США, я упустил один момент. Было же очень важно, чтобы этот акт приняли именно сейчас. Потому что, если бы это не случилось, то все могло затянуться на очень неопределенное время – рождественские каникулы, Covid, смена администрации.

Как я понимаю, заслуга в том, что это случилось сейчас, она во многом принадлежит белорусам, которые живут в США. Потому что, ну, это же они бомбардировали сенаторов письмами, звонили в их офисы, общались с их представителями и проводили всякие там пикеты.

Так что я тебе скажу. Мне раньше всегда казалось, что большинство белорусов, уехавших из страны, быстренько стараются забыть о своем белорусском происхождении. А вот, оказалось, нет. Глядя на всю эту активность белорусов за рубежом – я имею в виду и сбор денег для фондов, и пикеты с демонстрациями, и лоббирование революционных интересов у иностранных политиков – понимаешь, что белорусская диаспора, она есть. Может, она не такая влиятельная, как еврейская или армянская в их лучшие времена, но по активности и сплоченности – так точно не хуже. И уж она во всяком случае влиятельнее, чем посольства белорусского МИДа.

P.S Вдруг ты забыла – в день отказа в регистрации Бабарико и Цепкало соколы сбросили крысу на ступеньки дома правительства.