Про санкции и хоккей

Про санкции и хоккей

Привет, дитя мое.

Ну что, ждем, когда белорусский МИД скажет, что примет «чувствительные санкции против США. Честно, на самом деле чувствительные».

Тут кое-кто говорит: «Толку с этих американских санкций. Омоновцы же своих детей в Гарварде учить не собираются». Оно так. В Гарварде белорусский ОМОН не ждут. И у белорусского замминистра внутренних дел вряд ли есть счета в американских банках. Но понимаешь, какое дело. Санкции Минфина США – это не только про визовый запрет или блокировку счетов. И это не только запрет для американских граждан и компаний на любые отношения с организациями, попавшими под санкции.

В последние два - три года США ужесточили регламент применения санкций, и суть этих изменений – сделать так, чтобы их вообще никто не нарушал. Никто, в смысле, вне зависимости от национальной принадлежности и страновой юрисдикции. В Минфине есть специальное управление, которое как раз и занимается выявлением потенциальных нарушителей. То есть, если какая-нибудь компания решит поучаствовать в тендере на поставку модных авто для ГУВД Минска, она сама рискует оказаться в санкционном списке.

Не знаю, насколько эффективно это управление работает, но знаю, что его все боятся. В более или менее крупных западных компаниях есть специальные люди, которые специально проверяют сделки на предмет рисков попасть под санкции США. То ли с тренером, то ли с капитаном мексиканской футбольной команды, против которого Минфин ввел санкции, была анекдотическая история. Пару лет назад на чемпионате мира ему пришлось жить отдельно от остальной команды, потому что в номерах была продукция спонсоров, а спонсоры не хотели, чтоб с их продукцией ассоциировался человек, находящийся в санкционном списке. В общем, санкции Минфина США — это такая штука, которая может осложнить жизнь совершенно непредсказуемым образом.

Причем, в отличие от Евросоюза, введение санкций Минфина США не требует громоздких процедур согласований.

Вот, грубо говоря, один бездушный бюрократ составил бумажку, другой равнодушно прихлопнул ее печатью – и все. И компании надо бежать в американский суд и доказывать, что она ничего плохого не делала. То есть, какой-нибудь условный МАЗ может вдруг обнаружить себя в санкционном списке только потому, что он поставил автобусы родному ОМОНу. А даже если Минфин не заметит какую-нибудь сделку, так я уверен, что в белорусской диаспоре в США найдутся люди, которые ему подскажут.

Кстати, против нескольких белорусских предприятий, включая Белнефтехим и Нафтан, санкции есть уже давно. Только они заморожены с осени прошлого года. Вот что-то мне подсказывает, что эта заморозка скоро растает. Судя по тому, как они взялись решать белорусский вопрос, они там у себя что-то серьезно настроены.

Вчера в белорусском телевизоре сообщили, что простые труженики Гомсельмаша потребовали от международной федерации хоккея, чтобы они не слушали всяких злопыхателей и не лишали белорусский народ великого хоккейного праздника. И вот я на самом деле давно не могу понять одну штуку. Зачем они так бьются за этот хоккейный чемпионат?

Вот если вдруг так случится, что текущая власть продержится до мая, будет чемпионат, и сюда приедут болельщики, то что они будут делать? Как ОМОН будет сортировать иностранных болельщиков и белорусских протестующих? А если ко всем подходить на общих основаниях, так это ж можно нарваться. Болельщики, они ж бывают пьяные и дурные. У них бусофобии нету и мирному протесту они не обучены. Какой пример эти болельщики покажут белорусским протестующим?

P.S И ты же не забыла про соколов, которые сбросили крысу на ступеньки дома правительства в день отказа в регистрации Бабарико и Цепкало? Потому что вот буквально вчера же напоминал.