253 дня издевательств в чистом виде

253 дня издевательств в чистом виде

Слуцкий блогер Неронский рассказал в суде про условия содержания под стражей.

В суде Логойского района продолжается рассмотрение дела в отношении автора Youtube-канала «Слуцк для жизни» Владимира Неронского, обвиняемого в организации «незаконных общественно-массовых мероприятий» по всей Беларуси, а также в публичном оскорблении председателя Слуцкого райисполкома в видеоролике. 13 января блогер вновь обратил внимание на бесчеловечные условия содержания под стражей, сообщают правозащитники.

На время процесса Владимир был помещён в изолятор временного содержания Логойского РОВД, до этого находился в Жодинском следственном изоляторе No 8. В первый день суда блогер заявлял, что в его камере отсутствует отопление, еду дают один раз в день и нет туалета – там только ведро.

В среду обвиняемый рассказал, что с 26 декабря не был в душе, а постельное бельё ему не меняли две недели. Неронский назвал 253 дня, проведённые под стражей, «издевательствами в чистом виде».

Неронский также пожаловался на отсутствие медицинской помощи. По его словам, в слуцком ИВС даже когда у него случился микроинсульт, он услышал сотрудников изолятора лишь: «Только не умирай на нашей смене». Также подсудимый рассказал, что за время ареста он переболел COVID-19 и некоторое время не чувствовал ни вкусов, ни запахов.

Подсудимый акцентировал внимание на условиях содержания в Логойском ИВС: «Они морально меня убивают, лучше бы дубинкой били. Наведите порядок в Логойском ИВС! Мне тут говорят: "Тебе что, устроить сладкую жизнь здесь в ИВС?" Это те, кто заступает на третью смену. Они выключают свет в 6 утра, люди засыпают, потом в 7:40 резко начинают стучат и кричать: "Быстро есть!" Люди подрываются, не понимают, где они находятся».

В ходе заседания судья спросил у Неронского, не возражает ли тот, чтобы в суде прокурор зачитал результаты психиатрической экспертизы. Подсудимый согласился: «Пусть все знают, как работает эта система. Когда меня направляли в Новинки на три недели, то сказали, что надо меня куда-то спрятать до выборов. Так со всеми политическими делали».