Битва за Чемпионат

Битва за Чемпионат

Баталии вокруг проведения в Минске матчей Чемпионата мира по хоккею не утихают, а сам сюжет, после визита в Беларусь Фазеля, превратился в многоуровневый.

Белорусская власть, по внешним признакам, борется за то, чтобы чемпионат все же состоялся, не щадя живота своего. Если бы здесь что-то могли решать силовики, то, конечно, бой бы шел «до последнего омоновца», но, к счастью для людей в черном, тут уже — без них.

Между тем, совершенно неочевидно, чего больше может принести сие действо режиму, если ему удастся продавить таки свою позицию — имиджевых плюсов или же проблем. Это в 2014 году для спокойствия достаточно было превентивно изолировать пару десятков оппозиционных активистов. Сейчас речь уже идет о сотнях тысяч людей, которые вполне могут в эти дни начать выходить на улицы — под камеры журналистов со всего мира.

Но это еще полбеды.

Беларусь, ее протесты, бел-чырвона-белы флаг, лозунг «Жыве» в 2020 году стали брэндом мирового уровня — я это прочувствовал не понаслышке, выехав за границу на новогодние праздники. Буквально любой человек из любой точки мира, который мне встречался, не просто знал нашу страну, но и с удовольствием кричал «Жыве Беларусь!».

Тут надо понимать, что в случае проведения чемпионата в Минске любые болельщики любой сборной, которая все же доедет, а не будет бойкотировать, без сомнений будут выражать солидарность и поддержку именно народу Беларуси, а не правящей верхушке. И что с этим можно будет сделать и в каких рамках — большой вопрос. Впрочем, я подозреваю, что в настоящее время об этом у Лукашенко не задумываются вообще.

Не упустить Чемпионат мира является для режима задачей повышенной важности не с точки зрения имиджа, не с точки зрения любви к хоккею, не с точки зрения бизнеса или престижа. Все намного проще и сложнее одновременно. Дело в том, что переговорная площадка вокруг Чемпионата — это сегодня единственная внешнеполитическая площадка, на которой с официальным Минском еще кто-то разговаривает.

И «битва за Чемпионат» - это сегодня акт именно внешней политики, это стремление любой ценой победить в этих переговорах для того, чтобы пусть на сантиметр, но прорвать внешнеполитическую блокаду. Главный месседж белорусского режима, который они хотят сегодня продвинуть - «Разговаривайте и торгуйтесь с нами» - уже был вложен в уста Фазеля и прозвучал от него же во фразе, что, мол-де, все мы недооцениваем способность белорусских властей к прогрессу.

Что делать с болельщиками и картинкой, они подумают потом, если это будет актуально. Можно, в конце концов, заполнить все матчи внутренними войсками и БРСМ, ряжеными в национальные цвета разных сборных, а неконтролируемым иностранцам не оставить билетов и, в их отсутствие, не пустить в страну. Можно много чего еще придумать, но не это главное.

Сегодня они пытаются создать прецедент, когда после «выборов», всех преступлений, громогласных заявлений на всех уровнях всего мира о непризнании, найдется хотя бы одна международная структура, которая, в результате переговоров и дипломатии пойдет с Минском на договоренности и сделку. Нужно, чтобы нашелся хотя бы один, кто «перевернет страницу» - и тогда этот прецедент можно будет развивать.

Честно говоря, чисто из вредности лично мне бы хотелось, чтобы Чемпионат у них не забирали — просто чтобы посмотреть, как они будут крутиться со всеми этими протестами, маршами, микрорайонами, приезжими болельщиками и журналистами на виду у всего мира.

Но прагматично есть понимание, что спектакль можно организовать из всего и в этом белорусские власти — большие мастера. А вот последствия «прогиба» Международной федерации хоккея, если он таки случится, могут иметь самые разные, долгоиграющие, в том числе и политические мотивы.

Потому что хоккей сегодня, как видим, это политика в чистом виде и есть, сколько бы они не пытались утверждать обратное.