Внезапный шпиц

Внезапный шпиц

Все мы знаем, что школьное "дай списать" имеет все шансы превратиться в забавный фарс. Так и с пропагандой. За толстые суммы кремлевская пророгандонская машина дала возможность подсмотреть. Но не основную часть, а огрызок с записками на полях. В качестве огрызка: Наиля Аскер-Заде, в качестве полей: ее тв формат "интервью".

Чем занимается Наиля Аскер-Заде в российской пропаганде? Ничем. Наличие или отсутствие ее формата ничего не дает. Кому оно надо? Телеканалу "россия 1", которому нужны кадры разных чинуш и прикорытников. Через подобный сливной бачек вводят в подконтрольную медийку: вот какой-то там скромный миллиардер/анкир/мер/директор, а так как они все занимаются чем-то бесконечно важным, внезапно, все переводят на личности. Смешно? По этому и смешные рейтинги. Но целей пропаганды реальных не стоит. Однако именно наратив данного формата стали активней засовывать везде, попутно сломав просто все, что только можно.

Для сравнения: что бы путлер не выглядел смешным и нелепым, ему организовали "20 вопросов" и ведет их Ванденко: даже либеральные СМИ России признают, что он там что-то пытается спросить, хоть и зажат форматом агитки и все крутиться вокруг именно президента, его действий и решений, как президента. Главный посыл: что угодно это политика и решает это политик. Но у нас дешевая шлюбовница Костина и мертвый формат со старта.

Стандартный набор из методички заменили одной концепцией: что угодно это не политика. Ее пытаются пихать куда угодно. Получается очень смешно: санкции - это просто запад невзлюбил, цены на нефть и газ - это вопрос личных отношений с путлером, уличные акции - это все заговор, не президент - а футболист и хоккеист. Кстати, пациент очень сильно акцентируется на путлере.

Как маленький ребенок: а вот мой папа/дядя/брат он вот большой, сильный и вот как придет и как всем наваляет, ну вот чуть чуть подождите и он придет; он правда не знает, что он папа/дядя/брат и не знает, что должен прийти, но он когда-то там моргнул и посмотрел - а это знак! Что важно: других, даже воображаемых, друзей он не обозначил, но систематически вопил о том, что враги повсюду - даже ближнее окружение не признает друзьями и союзниками, за кривые фотки на стене еще Эйсмонт пнул.

Сами себе ответьте на сколько все там плохо: когда сын Николай стал, видимо, не по заготовленному тексту что-то говорить - случился внезапный шпиц. Этакая заготовочка: его просто запустили, ногами на стол поставили, после чего сыну слова больше не давали.

И хоть изначальная концепция, увода всего от политики, позволяет уходить в любые темы, туда, где комфортно и страха нет - боязнь всего и вся пропитывает эту агитку. В качестве окончания, вместо: "Ууу какой я всех победил и победю!", вообще сцена уезжающего деда, который всхлипывает: "ну не под Ростов, ну пазязя, ну хотя бы не детей"...