Про спонсоров, АЭС и самодура

Про спонсоров, АЭС и самодура

Привет, дитя мое.

В субботу и воскресенье прошел парад отказов от спонсорства хоккейного чемпионата. Не знаю уж, что стало для компаний окончательным аргументом, но думаю, что картинка объятий Фазеля и Лукашенко сыграла свою роль. После того, как эти объятия показали не только в беларусском телевизоре, репутация Фазеля так испортилась, что никаких чемпионатов в Минске он все равно уже организовать не может. Фазель же это понимал, когда просил провести встречу без телевизоров.

Вот, у них есть целый МИД. И в этом МИДе должен же быть хоть один эксперт, который мог сказать: «Чуваки, не надо добивать репутацию Фазеля. С добитой репутацией он будет для нас бесполезен». Но как такое скажешь, если Лукашенко захотелось обнимашек? Если он в своей голове решил, что придумал гениальный план: во-первых, нарисовать картинку великого международного прорыва, а, во-вторых, замазать Фазеля так, чтобы у него уже не было пути назад.

А еще в субботу снова сломалась белорусская АЭС. Я уже даже со счету сбился, в который раз это случилось. Помню только, что первый раз она сломалась на следующий день после торжественного пуска. И если станция ломается на следующий день после пуска, очевидно же, что к пуску она была не готова. Что пуск надо было отложить, доделать то, что не успели доделать, еще раз все проверить. Но Лукашенко хотел себе «исторический момент» на 7 ноября, и кого интересуют все эти скучные технические подробности?

(Одна положительная штука есть в этой истории с атомной станцией. АЭС сломалась в 19.02, а первое сообщение в Телеграм появилось уже в 19.02. После этого и Минэнергу пришлось подсуетиться. То есть, если вдруг что, они, по крайней мере, не смогут от нас это скрыть. Слабое утешение, но какое есть).

В воскресенье министр по налогам наконец-то честно рассказал, зачем повышали налог для IT. И, конечно, эпидемия тут не при чем. Дело в социальной справедливости, которую надо было срочно исправить. То есть, можно давать всяким там инвесторам какие угодно обещания, но, если кое-кому вдруг захочется социальной справедливости, так обещания сразу становятся недействительными. И мы же с тобой знаем, кому этой справедливости захотелось.

На самом деле все эти три истории, они об одном и том же. Они не про АЭС, чемпионат мира по хоккею или налоги.

Они про уже не кризис даже, а настоящую катастрофу, которую переживает система управления текущей власти. Потому что, когда все решения принимает один человек – это еще не беда. Беда — это когда система управления превращается в систему угадывания капризов этого человека. Тут уже никто не думает о том, чтобы решение было эффективным. Вся государственная экспертиза сводится к тому, чтобы угадать какой экспертный вывод понравится тому, кто решил, что он никогда не ошибается.

Вот сказал он, что Интернета скоро не будет – значит все. Капец. Ни Телеграма теперь не будет, ни Инстаграма. А будет одно сплошное телевидение.

И, несмотря на -20 за окном, протестов у нас меньше как-то не стало. Я последнее время редко пишу про протесты, потому что они уже стали постоянным фактором нашей жизни. Привычным таким фоном. Потому что не надо нам друг друга больше убеждать, что протесты никогда уже не заглохнут. Вернее, заглохнут, но мы все знаем, когда.

P.S Крыса, которую соколы сбросили на ступеньки дома правительства в день отказа в регистрации Бабарико и Цепкало, ты же в курсе, что она была дохлой.