О рукопожатности

О рукопожатности

Предыдущий «герой», который думал, что вошёл в европейские элиты, был Муаммар Каддафи. Тот тоже исправился и наладил отношения с лидерами Европы, безвозмездно финансировал ключевых политиков и помогал странам ЕС бороться с экономическими проблемами. Вот только своим он не являлся, несмотря на то, что его приглашали чуть ли не в круг семьи.

США при всех своих недостатках достаточно честны. Им не нравится Иран — они подводят войска. Им не нравится Хуавей — они просто его запрещают. Европейцы же существовали столетиями на пороховой бочке Европейской державной политики. Они будут улыбаться, подарят одеяла, благословят, правда, забыв рассказать, что в них кутались больные оспой.

ЕС при поддержке самого Каддафи создали точки кристаллизации для недовольных, и в 2011 те его скинули и убили (вместе с большей частью семьи). Тот тоже, как и Лукашенко, считал, что все узловики, националисты и чиновники под контролем СБ; документы о сотрудничестве подписывали все, учёт, прослушка были всепоглощающими. Не помогло.

Для рафинированных чиновников и дипломатов старой Европы, Лукашенко смешной клоун, мелкий туземный царёк, жадный и ненадёжный. С такими не сотрудничают, таких только используют. В политике и экономике самую высокую ценность имеют доверие (определенная гарантия, что дух сделки будет выдержан) и честь (определенная гарантия, что оппонент выполнит определенное действие даже во вред себе). Лукашенко это так никогда и не понял — он хозяин своего слова: захотел дал, захотел забрал.

Лукашенко впустил эмиссаров запада (Минский диалог и прочие) себе на задний двор за сладкие речи. Те создают себе базу (паутину связей) на низовом и среднем уровне, которая сохранится, даже если Беларусь будет поглощена Россией. Плетение такой паутины — визитная карточка Англии, умение Франции и попытки Германии/Австрии. При этом, Лукашенко не оказывают даже минимума уважения — его держат фактически на проходной политики, как просителя. Такая паутина при отсутствии прямого общения с Лукашенко на высшем протокольном уровне как раз показывает сильный дефицит его рукопожатности. Скорее, даже у Каддафи её было больше.

Запад поддерживает националистов в этом случае как силовой ресурс, который можно использовать как контур кристаллизации и защиты недовольных. Это требуется только в том случае, если к режиму Лукашенко нет доверия, иначе выгоднее было бы работать напрямую с силовыми структурами втихую. Откровенно грязные выходки националистов могут поощряться только в том случае, если риск окончательного «определения геополитического выбора» очень близок. Способ ограничить манёвр России. В обратном случае, «с грязью работаешь — сам запачкаешься».

Когда националисты встроены в вертикаль (парламентская республика) — у них появляются, кроме ресурсов, некоторые обязанности. Когда Россия режет дотации, то исполнять эти обязанности все тяжелее, а ресурсов всё меньше. Соответственно, хочет этого Лукашенко или нет — напряжение внутри структуры нарастает. Для распределения напряжения и поддержания устойчивости структуры требуется хороший администратор. Лукашенко таким не является точно.

Передать эту должность на аутсорс он не может — нельзя сторонним людям дать право назначать руководителей. После этого Лукашенко превращается автоматически в эрзатц-председателя. Ценность эрзатц-председателя связана с его популярностью. В условиях экономического кризиса такой нужен только в роли козла отпущения или сакральной жертвы, чтобы население спустило пар, и «новички» начали как бы с чистого листа.

Запад готов платить Лукашенко за дерусификацию, за сужение сферы влияния России, за саботаж СГ, ЕАЭС и ОДКБ изнутри, практика это показывает. Вот только Запад никогда не платит за то, что можно получить бесплатно.

Как только Лукашенко завершит систему, то она его пожрёт. Точно также созданная Западом система пожрала Каддафи и многих других многовекторных товарищей по всему миру.