Закон «О милиции» необходимо кардинально доработать

Закон «О милиции» необходимо кардинально доработать

Недавно всплыла звукозапись с голосом замминистра МВД Карпенкова, где он призывает калечить, увечить и убивать протестующих. У меня сомнения вызывали рассуждения о пистолете Ярыгина и его сравнение со швейцарским SIG Sauer. При всем внешнем сходстве, это совершенно разное оружие, и Карпенков должен об этом знать.

И это на фоне новостной ленты, где каждый день какой-нибудь суд отправляет в колонию людей по статье «за сопротивление сотрудникам милиции» и насилие над ними. При этом, общество возмущено, что в отношении сотрудников милиции даже уголовные дела не возбуждаются.

И я понял, что замминистра может не разбираться в оружии. Более того, он даже может и не знать правовых основ деятельности правоохранительных органов. Почему? Потому что просто не знает. «Отче наш» для милиции и для граждан, является закон «О милиции», который для меня теперь не выдерживает никакой критики. Карпенков правильно сказал, что государство имеет исключительное право на применение оружия. Но! Такое исключительное право должно быть урегулировано, так как государство по отношению к обществу в этом случае выступает доминирующей силой. Государство, как сильная сторона отношений и как ответственная сторона за всё регулирование в стране, должна это обеспечить всеми способами.

Тут собраны записи с камер полицейских, которые использовались при проведениях проверки. Это мировой опыт.

Стоит отдельно отметить. Что при любой фиксации применения оружия, полицейский отстраняется от своих обязанностей до окончания служебной проверки. Такая служебная проверка проводится даже если очевидно, что применение оружия оправданно. После окончания проверки, прокурор докладывает о результатах и ходатайствует о том, чтобы полицейский приступил к несению службы.

Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь основан на принципах всестороннего, объективного и полного исследования всех обстоятельств уголовного дела (ст. 18 УПК). Всестороннее в том смысле, что правовая оценка дается всем сторонам уголовного процесса (провокация, кто первый начал и т.д.). Для одной стороны это может быть смягчающим обстоятельством, что в итоге и является принципом объективного расследования.

С августа месяца, власть пытается доказать, что действия были оправданны, но ни разу... Ни разу, мы не услышали о том, что сотрудники правоохранительных органов были отстранены от обязанностей в связи с проведением служебной проверки, а впоследствии восстановлены. Все эти потерпевшие, в делах «о насилии над сотрудниками милиции», были отстранены от работы на период предварительного расследования? Давалась ли их действиям правовая оценка (всесторонняя) в рамках возбужденных уголовных дел? Есть ли в этих уголовных делах постановление о том, что действия сотрудника милиции признаны законными? Нет? Тогда это односторонность расследования уголовного дела.

Мне кажется, что начинать защиту людей от действий правоохранительных органов, надо не с заявлений в СК, а именно с тех самых уголовных дел, которые отправляют на нары обычных граждан. И второе, после слов Карпенкова, закон «О милиции» необходимо кардинально доработать, где должен быть урегулирован процесс внутренней проверки сотрудника милиции после применения оружия в мирное время.