Про хоккей и Белгазпромбанк

Про хоккей и Белгазпромбанк

Как ни просили труженики Гомсельмаша, а любимую игрушку все-таки отобрали. Не будет в Минске чемпионата по хоккею. Кое-кто по этому поводу так не парился, что вой было слышно даже из выключенного телевизора. Но дело, конечно, не только в игрушке, хотя, когда игрушки забирают, это всегда обидно.

У белорусских властей на это чемпионат были вполне практические планы. Это же фирменный стиль белорусской дипломатии – лезть в окно, когда не пускают в дверь. Вот чемпионат для них должен был стать таким окном, через которое они хотели потихоньку пролезть обратно в Европу.

Подготовку чемпионата надо было же с кем-то обсуждать. Значит, у них были бы неформальные, полуформальные, а иногда, может, даже и формальные контакты. Они надеялись, что с ними будут торговаться за то, кому сколько Интернета дать, каких журналистов сюда пустить. Вот так постепенно, глядишь, и приучили бы к себе Европу заново. Ну, и Лукашенко, раздающий иностранным спортсменам какие-нибудь плюшки, сильно бы попортил имидж у идеи международного непризнания выборов. Потому что, ну, как? Если плюшки из его рук взял, значит и президентом его признаешь.

А если бы все пошло совсем плохо, можно было организовать экскурсию на Окрестина каким-нибудь немецким болельщикам. Под их освобождение, глядишь, визит европейских депутатов выбили бы или даже звонок от Меркель.

И вдруг это окно у них прямо перед носом захлопнули. Оказалось, что никто не хочет иметь с ними неформальные контакты и вести закулисные переговоры. Если уж компании готовы отказываться от спонсорства по политическим мотивам, значит, все серьезно. Значит, белорусские власти стали настолько токсичны, что даже фото Лукашенко на фоне рекламного баннера может повредить коммерческому имиджу.

То есть, расчет на то, что пройдет немножечко времени, и про Беларусь все, как водится, забудут, у них не прокатил. Не забыли и, видимо, забывать не собираются. Американцы вон даже во время штурма Капитолия вспоминали. А, значит, все многолетние тренировки белорусского МИДа по пролезанию в окна стали бесполезными. И «действительно чувствительным ответом» на санкции грозить не получается.

Конечно, им сейчас очень обидно. Был бы у них Воронеж, так уже бы, наверное, разбомбили. А так пришлось Латушко в международный розыск объявлять.

Хотя мне все равно по-прежнему немножечко жалко за белорусский ОМОН, который не сможет теперь попрактиковать свои навыки интернационального общения.

Кое-кто меня вчера спрашивал: «Если главой Белгазпромбанка выбрали Надежду Ермакову, это что, значит, что Путин решил подарить Лукашенко банк?». Вот, знаешь, что-то я чуточку сомневаюсь. То есть, вот если бы после ареста Бабарико Газпром помогал белорусской дочке деньгами и ценными советами, тогда да. Тогда это был бы подарок. Но было же наоборот. После ареста Бабарико Газпром вывел из Белгазпромбанка 200 миллионов долларов своих денег, а оставил один.

Как по мне, так со стороны Газпрома это выглядит как «Мы умываем руки». Типа «это ваш косяк, вы с ним и разбирайтесь. У нас остается наша доля в 99 процентов, и мы просто хотим иметь на нее свою толику прибыли. Если прибыль, конечно, будет. А если не будет, так мы готовы закрыть убытки, чтобы не нарываться на еще большие».

За прошлый год Белгазпромбанк потерял больше трети депозитов, по состоянию на 1 октября из него ушли до 80 процентов клиентов, включая Газпром Беларусь. И, несмотря на выдающиеся познания в банковском деле у бывшей главы Нацбанка, что-то я сомневаюсь, что эти клиенты побегут обратно. Работу банка поддерживали стабилизационные кредиты Нацбанка и деньги госпредприятий, которые попросили пойти в Белгазпромбанк на обслуживание. Поэтому, знаешь, как по мне, так это очень сомнительный такой подарочек. Ну, какая на самом деле польза от Газпромовского банка, если к нему не прилагаются Газпромовские деньги?

P.S Хотя, в качестве подарка, это несомненно все-таки лучше чем крыса, которую соколы сбросили на ступеньки дома правительства в день отказа в регистрации Бабарико и Цепкало.