Про обиды, санкции и отмену чемпионата

Про обиды, санкции и отмену чемпионата

Привет, солнце мое.

Я смотрю, ты очень впечатлилась угрозами спустить с поводка каток репрессий. (Знаю, что выражение содержательно неверно, потому что катки не держат на привязи, но мне нравится). Ну, что, раз чемпионат все равно забрали, так их теперь ничто не остановит. Так, мне кажется, ты немножечко зря переживаешь. Громче всего лают те, кто боится укусить. В августе они не предупреждали про гранаты, резиновые пули, пытки на Окрестина и семь тысяч задержанных за три дня. Они просто все это делали.

Но что-то мне кажется, что беларусские власти слишком корыстны, чтобы из-за каких-то там обид рисковать своим материальным благополучием. Они из-за своих обид даже чемпионат не стали бойкотировать. А ведь с чемпионатом жизнь не заканчивается.

Впереди контракт с норвежской Yara, который в прошлом году принес 65 миллионов долларов. Парад отказов от спонсорства чемпионата по хоккею уже создал прецедент, когда репутационные бонусы от моральной позиции по отношению к беларусским властям западные компании оценили выше, чем потенциальную угрозу даже полной потери беларусского рынка сбыта.

Впереди четвертый пакет санкций Евросоюза. Третий пакет был таким слабым, что Амкодор никак не может найти для себя новых поставщиков, а Минский завод колесных тягачей не в состоянии выполнять обязательства по российскому контракту. А ведь содержание четвертого и, видимо, неизбежного пятого пакета наверняка будет меняться в зависимости от поведения беларусских властей.

Ну, и, конечно, есть еще приступающая к выполнению обязанностей новая администрация Белого дома. У американского Минфина уже развязаны руки. Ты же помнишь, что санкции Минфина при новом регламенте их применения – это как напалм, который может сжечь даже тех, кто просто проходил рядом с лицом, против которого эти санкции введены.

В общем, мне кажется, что на самом деле каток репрессий скорее сорвался бы с привязи, если бы Минску оставили чемпионат. Потому что, во-первых, им же надо было перед чемпионатом закатать асфальт, чтобы спокойно наслаждаться спортивным праздником. Наверное, и лагеря так заботливо обустраивали, потому что надо же было где-то размещать неправильных болельщиков.

А, во-вторых, если бы им оставили чемпионат, они бы уверились в своей безнаказанности. Убедились бы, что европейские озабоченности можно игнорировать. Что не мытьем так катаньем, не сегодня, так послезавтра они своего добьются. Но, отобрав чемпионат (это, оказывается, случилось третий раз за всю мировую историю) им показали, что все всерьез. Что они зашли уже слишком далеко, чтобы можно было без потерь отползти обратно. Так что они еще немного расскажут о том, что их это не парит, и как не поздоровится Воронежу, но никаких репрессий от их разговоров больше не станет. Очень печально, но, видимо, я не могу тебе сегодня сказать, что их станет меньше.

P.S С удивлением узнал недавно, что некоторые считают, будто кое-кто придумал соколов в качестве такого литературного приема. Кое-кому, конечно, лестно, но нет. С сожалением вынужден признать, что у кое-кого на такое фантазии бы не хватило. Это были настоящие соколы, которые сбросили настоящую крысу на ступеньки настоящего дома правительства в день довольно сомнительного отказа в регистрации взаправдашним Бабарико и Цепкало.