Про фашистов, бывшего и китайскую дружбу

Про фашистов, бывшего и китайскую дружбу

Привет, дочка.

Вот, я раньше скептически относился к перспективам объявить ОМОН и ГУБОПиК террористическими или преступными организациями. Все-таки ни до СС, ни до Аль-Каиды они пока не дотягивают. Да и процедура там сложная. Сложная, потому что санкции очень уж суровы. Фактически члены таких организаций лишаются презумпции невиновности. То есть, если ОМОН объявят преступной организацией, то любое государство может судить любого бойца только за то, что он носил красивую черную форму.

В общем, сомневался я. Но, то, что происходит вокруг Беларуси, мои сомнения понемногу подтачивает. Плохо действуют на умы, неукрепленные беларусской идеологией, картинки концлагерей посреди Европы в 2021 году. Вот не умеет беларусский МИД правильно объяснить, что концлагеря — это такой запатентованный беларусскими властями метод борьбы с фашизмом. Зашореные они там у себя. Не принимают беларусский телевизор для расширения сознания.

В общем, не знаю, как насчет нового статуса для ОМОНа, но полноценное международное расследование его действий, кажется, неуклонно приближается. Вчера с докладом по Беларуси выступила Amnesty International. Они, конечно, беларусские власти никогда не любили. Всякими правами человека в лицо тыкали. Но раньше, бывало, потыкают, а потом беларусским властям же и говорят, что надо исправить. А вот вчера заявили, что беларусские власти ни расследование, ни правосудие обеспечить не способны и посоветовали другим странам вмешаться. А Atlantic Council, один из самых авторитетных экспертных центров в США, вообще рекомендовал Байдену называть Лукашенко «бывшим президентом».

И вот, знаешь, на что это все похоже? На первые шаги к тому, чтобы признать беларусские власти недееспособными. В смысле, Failed State. По крайней мере в том, что касается их способности обеспечить в стране правопорядок и правосудие. А если беларусские власти это сделать не способны, так логично, что сначала расследованием, а потом и правосудием вместо них займется кто-то другой. Благо, как показало, например, вчерашнее расследование Bypol, и профессионалы, и возможности для таких расследований есть.

В списке Bypol упоминается много фамилий. Как я понимаю, если какая-нибудь страна заведет дело, основанное на результатах этого расследования, то любого же человека из этого списка можно будет задержать как свидетеля. Тот есть, это не то, что в Акрополис не съездишь, потому что визу не дали. Это и в Турцию ехать уже боязно.

Но Турция и Акрополис – ладно. С точки зрения интересов страны, нечего по этим Акрополисам вообще шастать. Тем более настоящим патриотам. Проблема в том, что с недееспособной властью никто же вообще не хочет иметь никаких дел. Причем не по моральным или политическим, а по сугубо практическим соображениям. Потому что пользы от недееспособной власти никакой, а испачкаться можно.

Вот история беларусско-китайских отношений в этом смысле – очень хороший пример. Минимум с сентября Лукашенко выпрашивал встречу с товарищем Си Цзиньпином. И во вторник товарищ Си нашел время, чтобы поговорить по телефону.

И что по итогу? За вычетом белого шума про великую дружбу, который издавала беларусская пропаганда, товарищ Си обещал не вмешиваться в беларусские внутренние дела, продать вакцину, когда будет лишняя, и подумать о том, как посодействовать в увеличении поставок в Китай беларусского калия. Про первые два пункта я и говорить не буду, а третий только звучит солидно. Потому что, рынок калийных удобрений — это простой и классический рынок. Договорились – купили, не договорились – нет. И государственное содействие тут вообще ни при чем.

То есть, скромные, мягко говоря, итоги. А просто Китаю нужна Беларусь, которая вступила во Всемирную торговую организацию и дружит с Евросоюзом. А Беларусь, против которой вводят один пакет санкций за другим, не нужна.

А что же делают беларусские власти, чтобы все это исправить? Они отправляют зеленых человечков портить стекла в Новой Боровой.

P.S Ну правильно, что им еще остается после того, как соколы сбросили крысу на ступеньки дома правительства в день отказа в регистрации Бабарико и Цепкало.