Что, если на самом деле начать топить дровами?

Что, если на самом деле начать топить дровами?

Во-первых, предложенная идея не так уж и нова.

Мысль о более широком использовании дров и других местных видов топлива уже заложена в стратегических документах по развитию энергетической системы страны с конца 2000-х.

Например, в Национальной программе развития местных и возобновляемых энергоисточников на 2011–2015 годы дана оценка годового ресурсного потенциала использования древесного топлива и отходов деревообработки. Ресурсы и потенциал их использования оценен в 3,1 млн т.у.т (% от суммарного текущего потребления в стране), максимальный экономически целесообразный годовой объем использования – до 2,7 млн т.у.т. По использованию дров в энергосистеме есть ограничения и технические сложности, они отражены в нормативных документах. К настоящему моменту на местные энергоресурсы переведено значительное количество котельных. Суммарно используется 1,78 млн т.у.т дров, 0,58 млн т.у.т прочей биомассы (древесные и сельскохозяйственные отходы). Это 6,2% сводного топливно-энергетического баланса страны.

Следовательно, суммарный экономически обоснованный прирост потребления дров составляет 0,92 млн т.у.т, доступный – 1,32 млн т.у.т. Население использует 0,675 млн т.у.т дров, а также 0,164 млн т.у.т брикетов и 0,025 млн т.у.т прочей биомассы. То есть 12,3% всех своих энергетических нужд население уже сейчас покрывает за счет твердых местных видов топлива. Следовательно, рекомендация топить дровами в городах – абсурдное зло, а вот для загородных резиденций это может быть неплохим вариантом.

Во-вторых, предложенная идея абсолютно преступна с точки зрения экологии.

Уже сейчас мы имеем очень высокий уровень загрязнения воздуха твердыми частицами (ТЧ) при отоплении на полную мощность. На тех немногих постах системы мониторинга, которые публикуют свои данные, в среднем за 19.01.2021 содержание ТЧ2,5 было от 0,78 до 1,19 ПДК, ТЧ-10 – от 0,46 до 0,77 ПДК. По данным народного мониторинга, продолжительное время также регистрируются высокие разовые концентрации ТЧ. То есть запаса на дополнительные выбросы у нас практически нет.

Увеличение потребления дров (особенно населением, особенно в городах) приведет к росту выбросов и – закономерно – к увеличению содержания загрязняющих веществ в атмосферном воздухе. Текущее законодательство предусматривает использование твердого топлива в установках с высокой степенью очистки отходящих газов (от ТЧ не менее 95%, от диоксида серы – не менее 75%), что экономически, а порой и технически не реализуемо на мелких бытовых печах и котлах.

Замещение 0,92 млн т.у.т природного газа дровами в бытовом секторе приведет к росту выбросов суммарно всех загрязняющих веществ в стране на 7,4% (в том числе суммарных ТЧ – на 28,6%, ТЧ2,5 – на 56,7%, бенз(а)пирена – на 117,4%). Если максимально доступный ресурс дров в размере 1,32 млн т.у.т. использовать в бытовом секторе вместо природного газа, выбросы возрастут суммарно на 10,6% (в том числе суммарных ТЧ – на 41,1%, ТЧ2,5 – на 81,4%, бенз(а)пирена – на 168,5%). Всё это вещества с выраженным и доказанным негативным воздействием на здоровье людей и экосистему. По международным оценкам, мы даже сейчас имеем высокий уровень смертности по причинам, связанным с загрязнением воздуха. Кроме того, сжигание в бытовом секторе приводит к выбросам на небольшой высоте, что в наибольшей степени сказывается на качестве воздуха, которым дышат люди.

Немаловажный аспект – последствия аварии на Чернобыльской АЭС. Использование дров из загрязненных участков (а загрязнение на территории страны мозаичное) потенциально приводит к образованию золы с высоким содержанием радионуклидов, а следовательно, к вторичному загрязнению. Ранее это было важным аргументом в пользу газификации наиболее пострадавших районов. Кроме того, и сейчас территориальные центры гигиены и эпидемиологии рекомендуют сдавать золу на бесплатный анализ радиоактивности.