Торговля с диктатором

Торговля с диктатором

Слова Лукашенко о том, что «необходимо прекратить болтовню» о политической амнистии, как водится, следует трактовать с точностью до наоборот.

И хотя торговля задержанными активистами не новое явление для белорусских властей, еще никогда она не шла так активно и открыто. По крайней мере, это касается попыток «продавца» запустить данный процесс. Чего только стоит «говорящая голова» Воскресенский, направо и налево предлагающий вниманию потенциальных покупателей живой товар.

Крайне наивно было бы полагать, что это происходит по его собственной инициативе и доброте душевной.

Активность в стиле уличного зазывалы слегка удивляет, ведь подобного рода вопросы принято решать кулуарно. Неужто старые дипломатические каналы уже не столь эффективны, коль приходится трубить во все трубы? А возможно дело в другой целевой аудитории. Понятно ведь, что далеко не все политические заключенные являются Мариями Колесниковыми, многие оказались там случайно и на роль героев претендовать совсем не планировали. Так почему же, например, не попробовать создать через их родных лобби, которое требовало бы приостановить давление на режим взамен на свободу их близких? Сомнительная затея, но почему бы не проработать и такой вариант?

Но кажется, то, что срабатывало раньше, сейчас провернуть будет сложновато. Продолжающийся уже полгода террор в отношении мирного населения снижает шансы белорусских властей в очередной раз провернуть трюк со шляпой и отделаться легким испугом, а скорость заведения уголовных дел демонстрирует, что даже после освобождения пары сотен человек, спустя месяц-другой их количество за решеткой может восстановиться.

Этап торговли политзаключенными является своеобразным тестом на адекватность восприятия белорусской ситуации на Западе и готовность полностью излечить больного, а не заниматься лишь симптомами. Лечить сложнее и дороже, но просто снимать симптомы уже пробовали, а пациенту после краткой ремиссии становится только хуже и хуже.

Важнейшая роль в этой ситуации принадлежит Тихановской и ее команде. Еще полгода назад Светлана могла бы выглядеть здесь слабым звеном, она ведь и в историю с выборами вошла только из-за мужа, который продолжает находиться в заложниках у режима.

Но сейчас нет никаких сомнений – ее цели и задачи простираются гораздо дальше семейной трагедии. Советник Тихановской обозначил позицию довольно четко: Ніякага гандлю палітвязьнямі быць ня можа. Яны павінны вызваліць усіх і безь ніякіх умоваў, з поўным зьняцьцем абвінавачваньняў.