Кремль давит на Лукашенко, чтобы поглотить Беларусь

Кремль давит на Лукашенко, чтобы поглотить Беларусь

Все активнее обсуждается приближающееся Всебелорусское «народное» собрание. В свете последних событий уже и непонятно, как его называть: не то «мероприятием», не то «органом».

У ВНС нет никакого ни законодательного, ни конституционного статуса, поэтому власть может использовать его, как хочет. Совершенно абстрактная штука с громким названием. В течение всей своей истории ВНС выполнял функции агитационной площадки для Лукашенко перед значимыми для него событиями. Появилось собрание в 1996 году, накануне судьбоносного референдума, с тех пор проводилось исключительно перед президентскими выборами и сюжет имело примерно одинаковый: много часов один человек вещает с трибуны, а все в зале ему кивают и поддакивают.

Однако в этот раз все устоявшиеся традиции были нарушены. В первый раз — когда это мероприятие проведено не было. Накануне «выборов»-2020 никто никаких делегатов никуда не собирал и не приглашал, что, в принципе, соответствовало духу кампании — вне стен военных частей и баз ОМОНа Лукашенко агитации в принципе не вел. Второй раз — когда о ВНС заговорили уже не как о мероприятии, а как о возможном органе, которому не то можно передать часть президентских полномочий, не то доверить Конституцию новую разработать и принять, не то еще что-нибудь.

Однако сейчас в обществе ВНС ждут с очень конкретной настороженностью. Главным образом как раз потому, что не совсем понятно, чего от него можно ожидать. Совершенно очевидно, что под столь громкой вывеской мероприятие будет призвано что-то легитимизировать. Ну, типа одобрить «от имени народа». Но что? Легитимности президентской власти оно точно не добавит.

Вчера знаковый комментарий о Беларуси дал экс-президент России Медведев. Дмитрий Анатольич, помимо прочего, сказал две важные вещи. Первая — Москва ждет от Беларуси плотной интеграции вплоть до объединения валют, то есть, по факту — сдачи суверенитета. Второе — интеграция возможна, когда ситуация в стране будет нормализована, а сейчас она таковой не является.

В эти же дни мы узнали о том, что в Беларуси планируют запретить национальный флаг, а также отправить наших солдат в Сирию. В этих двух новостях невооруженным взглядом видна попытка угодить России. Думаю, даже сильно не стоит распинаться и объяснять, в чем именно эта попытка состоит.

Таким образом, похоже, вырисовывается картина идущего за кулисами торга между Москвой и Минском.

Кремль давит на Лукашенко с тем, чтобы он «нормализовал» страну до состояния, пригодного для интеграции. В чем именно может выражаться эта нормализация трудно говорить определенно. Как один из вариантов — общественный диалог, Конституционная реформа, новые выборы с приходом (возможно) пророссийского кандидата и транзит власти. Минск, похоже, делает ставку на усиление союзнической риторики — подавление национального возрождения, союзничество в воинских операциях.

Причем здесь ВНС? Пока все только гадают о том, что там будет озвучиваться и кем. Но, вот, один человек сказал уже одну вещь очень четко. Тут нашелся делегат от микроскопического города Ветка, некто местный депутат Оганнес Айвазбалян, который прямо заявил, что видит Россию и Беларусь единым государством, с общими армией и валютой. И будет прямо ставить это вопрос на ВНС.

В 1996 году Лукашенко провел референдум, в результате которого от имени народа фактически пообещал России интеграцию. В 2021 году есть вероятность, что «народные делегаты», по инициативе Оганнеса Айвазбаляна, «от имени народа» еще раз пообещают России интеграцию. Такую глубокую, насколько только смогут, и это станет третьей картой, выброшенной на стол в попытке в очередной раз обвести вокруг пальцев русских, сохранить безусловную власть и, как минимум, выиграть время.

Использование ВНС как аргумента в торге с Кремлем — даже не прогноз, а лишь один из возможных вариантов. Проблема лишь в том, что ни один из подобных сценариев сегодня не является жизнеспособным. И внутри Беларуси, и за ее пределами все уже поняли одно: реальное оздоровление ситуации здесь без реальных же перемен невозможно.