Старый социальный контракт – всё

Старый социальный контракт – всё

В топку брошены два последних аргумента для «застабилов»: «зато в Беларуси заводы не продали» и «зато в Беларуси нет войны».

Чтобы «день простоять и ночь продержаться», самопровозглашённый «глава государства», как любят его называть поклонники, принимает решения, которые ускорят отставку и крах системы лукашизма.

Во-первых, Беларуськалий, БМЗ и Гродно-Азот начали готовить к продаже. Покупателям этих активов нужно на входе приготовиться к тому, что после отставки Лукашенко у этой собственности только одна судьба – национализация. Незаконность сделки по продаже этих заводов подразумевает, что компенсацию придётся получать у продавца, а не у Республики Беларусь как законного собственника.

Национализация незаконно проданных активов должна мотивировать покупателей к помощи в поиске и выдаче «семьи» шустрых продавцов госсобственности в интересах трибунала по Беларуси. По-другому компенсация за национализированные активы будет невозможна.

Во-вторых, в сентябре 2021 Лукашенко планирует отправить 600 беларусских военных для патрулирования в Сирии. Тут две гипотезы (помимо того, что самопровозглашённый «президент» намерен удержаться в кресле до осени).

1) Попытка показать лояльность Кремлю и отправить на сирийские мины дешёвых беларусских гастарбайтеров (на которых, в общем-то всем будет плевать) вместо российских военных. Это далеко не будет полной заменой российского наземного контингента, но на какое-то числа «одвухсотившихся» военнослужащих РФ станет меньше. Про последствия в виде терактов на территории Беларуси от благодарного (за интернациональную помощь, разумеется) народа Сирии, конечно, никто в Генштабе не подумал.

2) Попытка снова разыграть роль ведущего миротворца Европы, который лично на своих худых плячах, на нагах у лапцях принёс мир в Сирию. Отправка военных в Сирию, которую минобороны не подвтердило, и не опровергло – это попытка вернуть диалог с западом в «Хельсинки-2» обернув его в ближневосточный контекст (если помните, три предыдущие попытки Лукашенко отправить беларусских миротворцев на Донбас закончились тем, что дед был послан нахер).

Итого в сухом остатке. Когда самопровозглашённый «президент» говорит «не дам разрушить мою страну», он действительно имеет в виду свою маленькую, как в песне Наташи Королёвой, страну. Ту, которую он построил для себя и детей в пределах прямой видимости. Майбах, самолёт, 17 резиденций, охрана, регулярный хоккей и гарем с бесплатным рефиллом. Для того, чтобы эту «его страну» сохранить, оправданы любые средства.

Когда Лукашенко говорит «не хочу, чтобы страну порезали на куски» он имеет в виду, что не позволит лишить его тех активов, которые считает личной собственностью. Только он самолично может продать «свои» заводы.