Про экономику и долги

Про экономику и долги

Привет, дочка.

Вчера в канале ЭКАНОМIКА ПА-БЕЛАРУСКУ увидел данные о долгах беларусских предприятий. На начало года они составлял 158 миллиардов рублей, то есть чуть больше, чем весь запланированный на этот год объем ВВП в 157 миллиардов.

Помнишь, мы как-то говорили с тобой о том, что экономический кризис – это долгая история. Потому что экономика имеет большую инерцию и на всякие неприятные для себя события может реагировать с запозданием. Зато, когда уже отреагирует, то несется, не разбирая дороги.

Вот, мне кажется, что беларусская экономика как раз сейчас подошла уже к этой черте. Не из-за одних только долгов, конечно, а по совокупности причин. К примеру, убытки беларусских предприятий за прошлый год выросли в четыре раза, прибыль банков упала на 13,5%, а экспортная выручка Беларуськалия на 13%.

Беларусская экономика сейчас находится на самом деле в очень хрупком равновесии, нарушить которое может любое неосторожное движение. То есть, в нормальных условиях сползание в экономический кризис было бы долгим и незаметным. Но белорусскую экономику-то со всех сторон подталкивают в неправильную сторону. Во порезвился вчера ГУБОПиК среди журналистов и правозащитников, и ЕС сразу вспомнил про новый пакет санкций.

Вообще, никто же на самом деле не умеет так устроить беларусской экономике кризис, как сами беларусские власти. Ни у кого такого опыта нет. Они, в конце концов, 26 лет тренировались. А сейчас специфика экономических воззрений осложняется еще и патологическим желанием устроить секторальные санкции нелояльным слоям населения.

Новая экономическая политика для частного бизнеса – это не только про налоги или частный бизнес. Это же в основном про доверие к государству. Потому что, если они вводят налог на снятие наличных индивидуальными предпринимателями, то что им помешает в другой раз произвести изъятие избыточных депозитов населения? Тут главное – не пропустить момент, когда вкладчики массово поверят в то, что это может случиться. Потому что финансовые рынки, они же как сказка – если люди во что-то сильно верят, так оно обязательно произойдет.

А что власти делают, чтобы оздоровить экономику? Опять категорически не продают Мотовелозавод? Так уже много раз не продавали, и ни разу не помогло. И вообще, по поводу продажи Мотовело в текущей ситуации у них, я думаю, сложился полный консенсус с потенциальными покупателями. Потому что сейчас беларусские заводы не каждый согласится и с доплатой взять, не говоря уж о том, чтобы платить за них свои собственные деньги.

Конечно, некоторое время пожар то тут, то там, можно заливать деньгами, которые у государства пока еще есть. У Нацбанка на 1 февраля было в золотовалютных резервах 7,2 миллиарда долларов. Но проблема в том, что из них собственно валютных резервов было меньше трех миллиардов. Остальное – золото и различные ценные бумаги. А валютные резервы — это то, что называется высоколиквидная часть резервов. То есть, та часть, которую в случае экстренной необходимости можно сразу взять и потратить на что-нибудь нужное. Как в августе потратили миллиард долларов на поддержание курса беларусского рубля.

Вот разрешили власти в январе проблему долгов БМЗ и выплат по внешним кредитам, заняв больше 600 миллионов долларов у белорусских банков. Но сколько раз еще им удастся провернуть этот трюк? Долги крупнейших предприятий, по которым они не могут платить, если им не выдать новых кредитов, составляют 8-9 миллиардов долларов. И, поскольку я сейчас говорю о самых крупных предприятиях, то падение любого из них может привести к эффекту домино, когда вслед за ним посыплются все его поставщики, кредиторы и смежные производства. А если все время брать деньги у банков, так тогда банки падать начнут.

P.S Вот упала же крыса, которую соколы сбросили с неба в день отказа в регистрации Бабарико и Цепкало. И упала, что характерно, прямо на ступеньки дома правительства.