Про дотации и итоги встречи в Сочи

Про дотации и итоги встречи в Сочи

Привет, ребенок.

Вчера премьер Головченко похвастался тем, чего на самом деле в текущих обстоятельствах следовало бы стыдиться. По его словам, в прошлом году правительство направило на поддержку предприятий 2 миллиарда рублей. И сам же признался, что «в условиях дефицита бюджета, исполнения обязательств по госдолгу – это беспрецедентная поддержка». А ведь премьер еще скромно умолчал про деньги, которыми во имя обеспечения социальной справедливости с заводами поделились банки.

Ну, и, конечно, политика стимулирования привела к закономерному результату. По итогам года долги предприятий побили рекорды и выросли до 158 миллиардов рублей при запланированном на этот год объеме ВВП в 157 миллиардов. Правительство, правда, уже придумало способ решить эту проблему. И мы этот способ знаем. Видели в январе, когда они изъяли из банков 600 миллионов долларов, чтобы помочь БМЗ и немножечко государственному долгу. Забрать и поделить в соответствии с принципами социальной справедливости.

А никакая социальная справедливость невозможна, согласись, без справедливых цен. Так что с сегодняшнего дня цены на 62 товара и 50 медикаментов будут исключительно справедливыми. Меня вот, например, особенно порадовал в этом перечне пункт про спички. Ну, ты понимаешь, в 2021 году это же главный стратегический товар. Вот, наверное, премьер Головченко запомнил, что в СССР инфляции не было, потому что спички все время стоили одну копейку и решил применить этот универсальный рецепт монетарного регулирования в беларусской практике. Ну, в самом деле – какая еще инфляция, если ты всегда можешь купить спички по одной и той же цене.

Я не буду проводить сейчас ликбез про то, что замораживание цен ведет к дефициту, талонам и черному рынку. Я это знаю, ты это знаешь, все это знают. Это только беларусское правительство забывает и каждый раз радостно удивляется. Последний раз власти пробовали вводить справедливые цены год назад, но правительство тогда было совсем другим и быстро одумалось.

Год назад вообще многое было другим. Инфляция была ниже 5%, а уровень доверия к правительству – наоборот, выше 3%. А в текущих обстоятельствах может случиться так, что первые последствия справедливых цен мы почувствуем раньше, чем они успеют ввести талоны. Потому что год назад можно было надеяться, что одним списком все регулирование и закончится. А сейчас мы имеем правительство, которому не очень интересны экономические теории, но зато интересна социальная справедливость. И это понимаем не только мы с тобой, но и люди, от которых цены зависят (я имею в виду не министерство торговли, а продавцов и производителей). Так что если продавцы и производители решат, что нынешний перечень был просто пробой пера, то первым следствием замораживания цен на социально значимые товары может стать рост цен на все остальное. В превентивных, как говорится, целях. Пока заморозить не успели.

Я вчера не стал писать про переговоры в Сочи, потому что все, что мы видели накануне, было на самом деле театральной постановкой, во время которой нам показали и рассказали только то, что договорились показать заранее. Участники подавали заранее согласованные реплики и, возможно, даже принимали заранее отрепетированные позы. По-настоящему о встречах, с которых показывают протокольные съемки, можно судить по их последствиям. Ничего не хочу утверждать определенно, но, возможно, первое последствие случилось вчера, когда Верховный суд отложил на две недели процесс над Бабарико.

Слова про болезнь участника процесса и двухнедельный срок как бы намекают нам на Covid, но, когда это Covid был поводом, чтобы откладывать важные дела? Covid же есть, если надо не пустить на суд журналистов, но его сразу нет, если кому-нибудь хочется устроить себе собрание всебелорусов. Было бы желание засудить Бабарико побыстрее, нашли бы они себе и нового судью и нового прокурора. А раз не стали искать, то, возможно, концепция изменилась.

P.S Это ведь в день отказа в регистрации Бабарико и Цепкало соколы сбросили крысу на ступеньки дома правительства.