Перестановки

Перестановки

Очень много внимания уделяется смене отца на сына на посту главы НОК Беларуси. Кто-то видит в этом символ перемен, кто-то предлагает иные версии. Как бы то ни было, но главное изменение произошло, конечно, не здесь. На фоне изменений в спортивном ведомстве (значимых, но никак не влияющих на претензии со стороны МОК) незаслуженно мало внимания уделяется анонсу ухода Виктора с поста помощника президента по безопасности.

Если должность в олимпийском комитете имеет скорее церемониальное и символическое значение, то эта – совсем другое дело. Старший сын Лукашенко долгие годы принимал активное участие в строительстве той системы, против которой сейчас борется беларусское общество. Почему Виктор покидает пост?

Тут наиболее вероятны два варианта: или же он попал в немилость к отцу, или это обдуманное личное (семейное?) решение, чтобы, например, вывести его в последствии из-под огня санкций/критики/преследования после смены режима и т.п. Или смесь двух этих вариантов.

Мы можем только догадываться об истинных причинах произошедшего, но они должны быть крайне серьезными, ведь более 15 лет Виктор Лукашенко был правой рукой отца и уйти сейчас, в такой важный для системы момент, когда силовой блок является основой сохранения семьи у власти – это очень важное событие. И перестановки в НОК, судя по всему, призваны, во-первых, отвлечь внимание от главного – и это работает. Во-вторых, показать, что в семье все хорошо, ведь Виктор занял пост, который отец никому не отдавал на протяжении очень многих лет. Убери Лукашенко-старший сына с позиции помощника безо всех этих телодвижений вокруг НОКа, и это выглядело бы совсем по-другому, вызвав ненужные волнения в силовом блоке. Совсем без них не обойтись, уж слишком важную роль выполнял Виктор, но все же это попытка минимизации последствий. И без того многовато перестановок там произошло за столь короткий срок. Монолит вы говорите...?

Что касается семьи Лукашенко и приближенных к ней, то здесь не все так однозначно, как могло показаться на первый взгляд.

Действительно, у этих людей есть деньги и бизнесы, они моложе АГЛ, и они рассчитывают, что у них есть будущее.

Будущее, которое наступит после того, как первый президент Беларуси так или иначе покинет свой пост. Но мы привыкли отказывать им в субъектности, часто представляя их лишенными собственного мнения. Оно то у них есть, но до поры до времени спрятано да поглубже. Иначе при диктатуре и быть не могло.

А ведь там есть довольно интересные персонажи. Возьмем, к примеру, Александра Зайцева. Это близкий к Виктору Лукашенко экс-чиновник, а ныне успешный бизнесмен и хозяин футбольного клуба Рух Брест. Еще не так давно он финансировал и более известную команду из города на Бугом – Динамо, но разойдясь с руководством Бреста по вопросам развития клуба, он не без удовольствия сбросил с себя эту «соцнагрузку», сосредоточившись на своем главном футбольном детище.

Чем же примечателен этот бизнесмен? Например тем, что он беларусский националист. При чем, как поговаривают, прям в таком крайнем проявлении, которым так любят пугать всех на отечественном телевидении. И дело даже не в том, что во время правления Зайцева в Динамо можно было, например, увидеть сотрудников клуба работающими на матчах в майках с Пагоней. Как-то он заявил, что при нем в его командах не будет ни одного футболиста из России. И несмотря на то, что несколько лет назад беларусская федерация сняла лимит на использование игроков с российским гражданством, их действительно не было и нет в Рухе (как и ранее в Динамо), хотя многие клубы воспользовались этой возможностью. Представляете, такие люди – да в друзьях у сына Лукашенко?

Предполагаем, они хотят сохранить свои капиталы или даже определенное влияние в пост-лукашенковской Беларуси.

А не потерять все в результате санкций Запада (американцы отлично работают с арабами, с которыми делает деньги тот же Зайцев) или получению полного доступу к Беларуси российских элит. Возможно, мы являемся свидетелями начала серьезных закулисных торгов по урегулированию этого вопроса.