Про ставку рефинансирования

Про ставку рефинансирования

Здравствуй, дочка.

Со второй попытки Нацбанк вчера принял, таки, решение по ставке рефинансирования. Конечно, по всем законам божеским, человеческим и монетарным ставку надо было бы повышать. И прилично так повышать. Ну, потому что не может быть ставка ниже уровня инфляции. Это как параллельные прямые, которые никогда не пересекутся в Евклидовой геометрии.

Но Нацбанк решил, что беларусской финансовой системе пора уже выходить за пределы скучной трехмерной реальности и двигаться к новым горизонтам расширенного сознания. Тем более, что горизонты-то знакомые. Бывала она (в смысле, финансовая система) там и в 11-м году, и в 15-м, а в 90-е так вообще имела постоянную прописку.

Характерно, что в этот раз, в отличие от предыдущего, никаких экзистенциальных терзаний регулятор не испытывал. Выставили сообщение ровно в полдень, как и обещали. Судя по тому, что слова про сохранение ставки запрятали в середину текста, а объяснять свое решение никто из Нацбанка не взялся, было чуточку неловко. Но не настолько неловко, чтобы возражать старшим товарищам из правительства и администрации президента.

В самом деле, какое еще такое монетарное-шмонетарное регулирование, когда заводам нечем кредиты отдавать? А с ценами правительство теперь будет само разбираться, в ручном, как говорится, режиме. Что там с этой инфляцией вообще разбираться? Подписал постановление про справедливые цены – и всего делов-то. А если цены вдруг не послушаются, можно на них в конце концов ГУБОПиК с ОМОНом натравить. Чтобы нашли уже эту инфляцию, а потом ногами ее, ногами.

Собственно, успехи в регулировании инфляционных процессов в ручном режиме мы с тобой увидели по инфляции за февраль. Вот как только они взялись что-то регулировать, инфляция сразу побежала вперед быстрее. Испугалась, наверное, что ее, бедную совсем зарегулируют.

Причем, с февральской инфляцией все оказалось еще интереснее, чем я думал. Вчера министерство торговли сообщило некоторые подробности про февральский рост цен. Так вот, если инфляция в целом увеличилась до 8,7 с 7,7 процента, то рост цены на социально значимые товары ускорился с 5,9 в январе до 7,2 процента в феврале. То есть, получается, что товары, цены на которые власти взялись контролировать, дорожали интенсивнее, чем все остальное.

Ну, да ладно. Ставка рефинансирования, инфляция, Национальный банк – это все уже прошлое. А нам же с тобой надо думать про будущее. В смысле, как мы с тобой и нашими беларусскими рублями будем жить дальше. Ты же понимаешь, что если власти приняли альтернативно разумное решение по ставке рефинансирования, то никто не помешает им и дальше решать в том же духе. Потому что между ставкой в области отрицательных величин и включенным печатным станком нет никакой принципиальной разницы.

Тут главное – правильный момент не пропустить. Вот как только власти начнут вербальные интервенции в укрепление валютной стабильности (в смысле, станут рассказывать в телевизоре про невиданно крепкий курс рубля) считай, что значит – все. Уже включили.

А еще, в связи с решением Нацбанка, мне почему-то второй день подряд вспоминается мудрый человек сэр Уинстон Черчилль, который, как известно, все придумал еще в 18-м году. Я имею в виду: если между позором и отставкой чиновник выбирает позор, то он получит и позор, и отставку. Или позорную отставку. Вот, даже не знаю, почему вдруг вспомнилось.

P.S Соколы, например, когда сбросили крысу на ступеньки дома правительства в день отказа в регистрации Бабарико и Цепкало, сделали правильный выбор. За который потом не стыдно.