Про АЭС, евробонды и любовь к власти

Про АЭС, евробонды и любовь к власти

Привет, дочь.

Сегодня начну, пожалуй, с нашей традиционной юмористической рубрики: Министерство энергетики сообщило о подключении к сети первого энергоблока Беларусской атомной станции. Ну, чтобы было что другой раз выключить. Ты, главное, следи, чтобы я не запутался. В этот раз включили, значит, в следующий будет про то, что выключили.

Вчера канал ЭКАНОМIКА ПА-БЕЛАРУСКУ опубликовал график котировок беларусских евробондов. И по состоянию на текущий момент уже три из пяти выпусков торгуются ниже номинальной стоимости. Немножечко дешевле было только в августе. Потом, в сентябре, когда начались все эти разговоры про скорый транзит власти, цена облигаций стала понемногу расти и с конца ноября до самого февраля они жили себе почти без приключений. Ну, а с февраля цена облигаций снова стала снижаться. Это мы как раз узнали про то, что Минфин одолжил у банков 626 миллионов на спасение БМЗ и внешнего долга. А с марта траектория снижения цены облигаций стала потихоньку превращаться уже в траекторию падения.

Ты извини, что я тебе второй день подряд говорю про скучные евробонды. Просто это правда важный симптом. Не только потому, что там слишком приличные деньги, чтобы беларусские власти могли их легко найти, если инвесторы вдруг захотят досрочного погашения. Стоимость евробондов – это еще и честная оценка нашего политического и экономического состояния глазами внешнего мира. Или, по крайней мере, той части этого мира, у которой, случается, бывают лишние деньги. Потому что, если какая компания захочет что-нибудь замутить в Беларуси, она же не цифры роста ВВП от Белстата будет изучать. Она сначала поинтересуется динамикой котировок суверенных облигаций. И, получается, что вера в нарисованную властями стабильность девальвируется быстрее, чем курс беларусского рубля.

Хотя, сама власть своей стабильностью тоже не слишком обольщается. По крайней мере, если верить письму от министра внутренних дел к министру обороны, опубликованному не скажу где. Даже перед 9-м августа они не запрашивали у армии подкреплений в таких масштабах. (На всякий случай: отличившиеся в начале августа внутренние войска – это все-таки не армия. Это как ОМОН, только бесплатно).

Вот власти готовятся к 25 марта, как будто это последний и решительный бой. Сами готовятся и заодно пытаются убедить в этом окружающих. У них примерно такие же настроения были перед 9 августа. Они тогда тоже думали, что нужно простоять два дня и продержаться одну ночь между ними, а потом сразу будет им счастье.

Но после 9-го августа были же в августе и другие дни. И в сентябре были, и в октябре, что характерно. Так и 25-е марта не день Страшного суда. Отношение людей к власти после 25-го не изменится волшебным образом. По крайней мере, что бы там 25-го не случилось, любви к власти с 26 марта точно не прибавится.

Ты, конечно, можешь сказать, что власть на любовь уже и не набивается. Что растеряла она уже эти иллюзии за последние семь месяцев. Что их теперь устраивает стабильность с черными патрулями на каждом перекрестке и регулярными налетами на Новую Боровую.

Но я тебе напомню, что фразу: «Пусть ненавидят, лишь бы боялись», очень любил повторять император Гай Юлий Цезарь Август Германик, больше известный под прозвищем Калигула, которого зарезали его собственные охранники на четвертом году правления. Потому что без народной любви или хотя бы симпатии ни у какой власти никакой стабильности не бывает. А иллюзия стабильности опасна тем, что ты же никогда не знаешь, в какой момент и в каком месте эта стабильность вдруг закончится.

P.S А траектория падения стоимости беларусских евробондов, кстати, уже почти совпадает с траекторией падения крысы, которую соколы сбросили на ступеньки дома правительства в день отказа в регистрации Бабарико и Цепкало.