Про санкции

Про санкции

А у тебя, ребенок, спина бело-красно-белая.

С прискорбием и стыдом вынужден признать, что твоего престарелого отца развели, как маленького котенка. Вот мог же догадаться, что некоторые начнут розыгрыши заранее. Так нет. В немолодые свои годы поверил, что «будет очень интересно» и смотрел вчера беларусский телевизор. И знаешь, что? Вообще не было. Вот никогда, слышишь, никогда не верь, если они тебе говорят, что будет интересно. Обманут. Не будет.

Ладно, это была минутка нудных поучений от того, кому самому не хватило мудрости. А у нас, между прочим, есть серьезные темы для разговора. Потому что вчера США ввели санкции против восьми предприятий Белнефтехима, и куда уж серьезнее.

Да, я знаю, что они не ввели санкции, а только сказали, что введут, если до 26 апреля беларусские власти не освободят политзаключенных. Но мы же понимаем, что это не очень принципиальная разница. Если беларусские власти освободят тех политических, которые есть, и не будут брать новых, так действительно, можно санкции уже и не вводить.

И хотя это те самые санкции, которые действовали до 2015 года, между санкциями тогда и санкциями сейчас есть очень большая разница. Потому что с тех пор правительство США внесло существенные изменения в регламент применения санкций. Слушай внимательно, будет очень интересно.

На практике в прежние времена санкции американского Минфина просто закрывали Белнефтехиму доступ на американский же рынок. А без американского рынка Белнефтехиму жить можно. Но новый регламент применения санкций означает, что в список Белнефтехима можно добавлять любые компании, в любой стране мира, которые работают с Белнефтехимом. Европейские можно добавлять, украинские, российские. Да хоть китайские. Больше того, дальше этот список можно будет расширять уже за счет партнеров компаний, которые сотрудничали с Белнефтехимом.

Причем, для того чтобы добавить новые компании в уже созданный список, не надо собирать каких-нибудь министров и спрашивать их одобрения. Там процедура очень простая и рутинная. Условно говоря, один бюрократ составил список, другой внизу черканул – и все, доступ на американский рынок для вас уже закрыт, а решение министерства финансов США вы можете оспорить в американском суде.

То есть, в сущности, отдельные санкции Евросоюза против Белнефтехима уже в общем-то и необязательны. Приличные компании и так от него будут шарахаться. А от неприличных начнут шарахаться уже их партнеры. Потому что в более или менее крупных компаниях за последние пару лет появились целые отделы, которые тем только и занимаются, что оценивают контракты на предмет рисков связанных с санкционной политикой США.

И мне, кстати, стало теперь понятно, какая муха виновата в появлении беларусского указа про контрсанкции. Это беларусские власти просто пытались перенять американский опыт. Вот премьер Головченко вчера сказал, что санкции они будут применять точечно, против тех компаний, которые начнут обижать беларусские власти. То есть, беларусские власти собираются закрыть беларусский рынок для тех, кто примет близко к сердцу рекомендации США. И вот, как ты думаешь, кого компании больше испугаются – беларусское правительство или американский Минфин? Не надо. Не отвечай. На самом деле это был риторический вопрос.

А еще, мне бросилось в глаза любопытное совпадение. Вчера днем Тихановская заявила про переход к этапу «принуждения к переговорам», а вечером госдеп США уже сообщил про санкции. Я вот заметил, что с момента начала голосования на Голосе, беларусский министр иностранных дел Макей стал очень много говорить по телефону со своими иностранными коллегами. И, видимо, это была стадия убеждения в конструктивности диалога. А поскольку убедить не получилось, так сейчас переходят ко второй.

Пожалуй, закончу я на этом на сегодня свои речи.

P.S Мне же еще нужно напомнить тебе про соколов, которые сбросили крысу на ступеньки дома правительства в день отказа в регистрации Бабарико и Цепкало. Шоб они там у себя… были здоровенькие.