Про Гормолзавод, уступки и санкции

Про Гормолзавод, уступки и санкции

Привет, дочка.

Нет мне прощения! Я вчера забыл начать с традиционной шутки: в среду министерство энергетики сообщило о подключении к сети беларусской атомной станции после плановой остановки. С другой стороны, у беларусской атомной станции такая насыщенная жизнь, что немудрено и пропустить очередное событие.

Вчера случился довольно неожиданный поворот в конфликте на Гормолзаводе. Не знаю в курсе ли ты: там из-за кабального контракта уволилось сразу под сотню человек. Вместо того, чтобы загнать уволившихся в цеха дубинками ОМОНа, власти вдруг решили пойти на попятную. Директора прогнали, кабальные условия контракта пообещали отменить. Уволившихся рабочих зовут обратно в индивидуальном порядке.

Я бы мог подумать, что это такая флюктуация. Ну мало ли: некому сырки заворачивать, вот и уступили. Но на днях что-то похожее случилось на Метрострое, которому Банк развития выдал кредит, чтобы выплатить задержанную в феврале зарплату.

И, вот, мне не кажутся эти две истории случайным отклонением от генерального курса. Потому что, Метрострой, Гормолзавод, забастовка водителей в Витебске, испорченная вода в Бешенковичах – это такие точки напряжения, которые возникают то тут, то там. Власть может и рада бы гасить любое недовольство силовым ресурсом (зря что ли красауцам деньги платят), но точек-то появляется все больше. А силового ресурса все меньше. Его уже и на политических толком не хватает.

Поэтому властям приходится идти на уступки, там, где они считают это безопасным для своего брутального имиджа. Чтобы одна из этих точек не превратилась вдруг в дыру, засасывающую в себя остатки беларусской стабильности. Потому что, ты же никогда не можешь предсказать в каком месте это случится.

Но проблема властей в том, что у них не только с силовыми, но и со всеми остальными ресурсами плохо. Они же придумывают кабальные контракты и не платят зарплату не только по причине общей зловредности. А в основном все-таки, потому что «денег нет, но выдержитесь». И водопроводы ломаются не из-за старухи Шапокляк с гаечным ключом, а из-за кризиса управления. Когда власть не в состоянии уже выполнять свои основные функции. А кризис управления, наложенный на кризис доверия к власти – это взрывоопасная в общем-то смесь. Когда эти два кризиса совпадают, это означает, что в любых неприятностях люди будут винить власть. Водопровод прорвало или герань завяла, все равно – власть виновата.

Ты вот мне бывает еще иногда говоришь, что внешние санкции не могут привести к смене власти. Конечно, не могут. Даже такие тотальные, которые мир имеет против Северной Кореи не смогли. Но, чтобы санкции не работали, нужно чтобы большинство населения одобряло свою власть. Тогда в своих бедах они будут винить тех, кто ввел санкции, а власти будут наоборот сочувствовать.

Но в нашем случае все же немножечко не так. В нашем случае большинство населения испытывает к власти некоторую неприязнь. А значит, случись что, и винить они будут не абстрактного заокеанского кукловода, а вполне конкретное свое собственное начальство. И чтобы попробовать вернуть народное доверие власти нужны как раз те самые ресурсы, которых ей категорически не хватает. А с санкциями будет не хватать еще больше. Такой вот замкнутый круг получается.

Можно еще, конечно, попробовать вербальные интервенции, как это делал на днях министр внутренних дел в Бобруйске. Но, практика показывает, что в запущенных случаях вербальные интервенции плохо работают даже с материальным подкреплением.

P.S Какое там может быть доверие к власти, если прямо на ступеньки дома правительства соколы сбросили крысу в день отказа в регистрации Бабарико и Цепкало?