Про предсказания, которые невозможно избежать

Про предсказания, которые невозможно избежать

С Пасхой дочка!

Пишу только, чтобы напомнить, что по воскресеньям у почтальона выходной и он не носит почту.

Тит Флавий Домициан, в отличие от своего отца Тита Флавия Веспасиана, не был хорошим императором. Римляне, не без оснований считали, что он тиран, деспот и самодур. А еще, в отличие от своего отца, он был очень суеверен. То есть верил буквально вообще во все: в знаки, в гадания, в предсказания, в знамения, в сны. (Не то что мы с тобой, просвещенные люди XXI-го века. Мы-то во всякую суеверную чепуху не верим). И, конечно, он верил астрологам.

В то время лучшим астрологом в Риме считался некий Асклетарион. Понятное дело, суеверный император не мог пройти мимо и, пригласив Асклетариона спросил: «Ну и, когда и как я умру?».

Асклетарион, который, видимо, был не таким уж плохим астрологом, дал необычайно точное предсказание. Он сказал, что император погибнет в 14-й день до октябрьских календ, на исходе пятого часа. (То есть до одиннадцати утра 18 сентября). А дело было летом. Так что ответ астролога Домициану категорически не понравился. И он задал вопрос, который задают предсказателям все тираны, когда им не нравится предсказание. «А какой смертью надеешься умереть ты», - спросил Домициан. Терять Асклетариону было уже нечего, и он честно ответил, что его тело растерзают собаки.

Ну, ты понимаешь к чему все идет. С одной стороны астролог, с другой стороны тиран, деспот и самодур. Конечно, Домициан приказал казнить предсказателя. А чтобы изобличить лживость предсказания, император велел похоронить астролога со всеми почестями. Однако, когда костер с телом предсказателя уже подожгли, налетела внезапная буря. Ветер загасил пламя, а вслед за ветром, откуда ни возьмись, появилась стая голодных бродячих собак, которые растерзали труп.

Когда императору доложили о случившемся он расстроился. И, по мере приближения роковой даты, настроение у него портилось все больше. Наконец, 18-го сентября, Домициан заперся в своей спальне с мечом в руках, надеясь переждать предсказанное время смерти. (В конце концов год-то ему не назвали).

У тех, кто подходил к дверям, император только спрашивал который час. Наконец, один из слуг сказал, что уже шесть часов, хотя на самом деле шел еще только пятый. (То ли слуга был неграмотный и не разбирался в часах, то ли его подговорили заговорщики). Обрадовавшись тому, что опасность миновала, император отпер дверь и поспешил в баню. Вот по дороге в баню заговорщики его и перехватили.

Я это, собственно, к чему? Бывают предсказания такого рода, что избежать их невозможно, как ни старайся. Вот как с соколами, которые сбросили крысу на ступеньки дома правительства в день отказа в регистрации Бабарико и Цепкало.