Про пиар

Про пиар

С Пасхой, дачушка!

Уверен, ты помнишь, что по воскресеньям у почтальона выходной, и он не приносит письма.

Восьмилетнее правление Публия Лициния Эгнация Галлиена (260 – 268) было одним из самых черных периодов в истории Римской Империи. Варвары грабили провинции, узурпаторы вырастали тут и там, как грибы, то и дело возникали перебои со всякими полезными продуктами вроде хлеба, а еще империю терзала эпидемия.

Справиться с этими проблемами император не умел, но зато рано уяснил, что главное – это хороший пиар. Поэтому римлянам все время рассказывали о том, в какие прекрасные времена им посчастливилось жить. Иногда даже показывали. Когда империя потеряла восточные провинции из-за вторжений и восстаний, император устроил грандиозный триумф по случаю военных успехов. В триумфальной процессии прошли пленные из десятка варварских племен. (Поскольку с победами и пленными были некоторые проблемы, массовку пришлось нанять за небольшую плату и переодеть в подходящие варварские одежды).

Но ты же не можешь собрать массовку из нескольких тысяч человек так, чтобы этого никто не заметил. Поэтому пиар-акции Галлиена имели сомнительный эффект. Тем более, что успехов добрые римляне не наблюдали, но зато могли каждый день наблюдать как растут цены. Галлиен решил, что чем больше денег – тем лучше. Правда, из-за нехватки драгоценных металлов содержание серебра в них упало с 20% до 2%, но денег стало много. Ну, и, конечно, цены почему-то выросли в три-четыре раза.

При этом Галлиен считал, что бедствия подведомственного населения – не повод отказываться от некоторых милых привычек. Он везде появлялся в окружении молодых красавиц, строил укрепления из фруктов, его одежда, посуда и интерьеры сияли золотом.

И, конечно, за восемь лет было множество разных знамений, намекавших римлянам, что ими правит не очень подходящий император. Наконец, в восточных провинциях случилось извержение вулкана настолько грандиозное, что из-за поднявшегося пепла сумерки длились несколько дней. И после этого стало понятно, что император совсем не подходит.

Заговор против Галлиена возглавил префект претория, в то время это был одновременно министр обороны и глава правительства, а в состав заговорщиков вошли все генералы, которые, собственно, это правительство составляли. Акцию по непосредственному транзиту власти осуществил начальник далматской конницы, элитного подразделения, отвечавшего за императорскую безопасность.

После убийства императора солдаты Галлиена сначала решили взбунтоваться, чтобы отомстить за своего кумира. Тогда заговорщики пообещали заплатить каждому по 20 золотых. Но солдаты все равно не успокоились и потребовали предать память Галлиена проклятию, а его самого объявить тираном. Глас народа, как известно, глас божий, и пожелание солдат было немедленно исполнено. Правда, несмотря на это, пришедшее после Галлиена правительство военных продержалось меньше месяца, но это уже совсем другая история.

И согласись, что соколы, которые сбросили крысу на ступеньки дома правительства в день отказа в регистрации Бабарико и Цепкало куда более гуманный намек, чем извержение вулкана.