Лукашенко будет тянуть до начала экономического коллапса

Лукашенко будет тянуть до начала экономического коллапса

Если ключевые решения на уровне глав государств не будут приняты, то это может законсервировать строительство Союзного государства, а при определенных обстоятельствах его даже развернуть.

В случае принятия решений и реализации программы СГ может выйти на новый уровень. Реализация такой программы позволит достичь принципиально нового уровня в развитии СГ, и что важно без внесения каких-либо изменений в Союзный договор».

Это выглядит как существенное ослабление позиций России. Союзный договор в нынешнем виде вреден и даже опасен для России, так подразумевает равноправие РФ и РБ, а также низкую степень политического контроля над Беларусью.

До сих пор все представители России неизменно говорили о необходимости изменить договор, чтобы он отвечал задачам, которые Россия хочет решить в рамках интеграции, а также соответствовал реальной пропорции между РФ и РБ. Представители Беларуси, включая Макея, настаивали на неизменности договора.

Такая фраза Орешкина, если в ней нет ошибки, может свидетельствовать, что карьеристы пробили ослабленный вариант ультиматума Медведева, поддавшись белорусской стороне.

Без изменения договора Беларусь сохранит суверенитет (что позволит ей сближаться с Западом и проводить дерусификацию), но приобретёт российские дотации (что позволит осуществлять трансформацию за счёт России), а также получит беспрепятственный доступ к российскому рынку, территории и политическому полю.

Последнее является наиболее опасным, т.к. при сохранении субъектности Беларуси и отсутствии барьеров с Россией, Запад получит неограниченные возможности контаминации российских институтов через атлантические НГО на территории РБ, подконтрольные медиа и завербованное высшее руководство республики. Как пример можно взять недавние сюжеты белорусских медиа, беспрепятственно попавших в Крым и выдавших сюжет, прославляющий террористов Хизб ут-Тахрир и крымскотатарских националистов.

Такая интеграция, помимо демонстрации слабости Россией, не снизит основные политические риски, созданные радикально прозападным Лукашенко и его командой.

Конечно, пункты, за которые Россия согласится на такой вариант, могут быть серьёзными, вроде введения российского рубля — но в конечном итоге, отсутствие политической интеграции и контроля за исполнительной властью и силовиками станет победой западных кураторов Лукашенко.

Впрочем, велика вероятность, что Лукашенко отвергнет и этот вариант и будет требовать одностороннего возобновления дотаций вообще без всяких уступок. Ослабление позиции России по Договору может стать для него признаком, что Россия поломается и уступит.

Скорее всего, Лукашенко будет тянуть до начала экономического коллапса Беларуси.