О реформах имени Лукашенко

О реформах имени Лукашенко

Беларусь и World Bank могут в сентябре завершить согласование совместной дорожной карты реформ в белорусской экономике.

В 2020-м, предвыборном году, предлагается:

• Бюджет секвестируется на объём выпадающих российских дотаций.

• Коммуналка повышается по лекалам, протестированным на Украине.

• Государственные предприятия санируются увольнением лишних.

• Финансовому сектору запрещаются валютные кредиты, т.е. кредитование прекращается.

• Вычисляются потенциальные социальные взрывы — туда дотации, остальным сосать палец.

Фактически, предлагается шоковая терапия имени Лукашенко. Рейтинг Лукашенко хорошо спрятан, но, если судить по открытым источникам, он колеблется в пределах 20-30 % с дальнейшими тенденциями падения и сконцентрирован на селе в Восточной Беларуси.

При этом, его рейтинг в Минске, столице — околонулевой. Из действующих политиков, глава МИД Макей и премьер Румас имеют рейтинг, который может быть даже выше рейтинга Лукашенко. При этом, их популярность как раз особо высока в столице и на западе, в сторону Гродненской области.

Публичное отчуждение России, шоковая терапия и рейтинг, а, точнее говоря, его отсутствие в столице, делают дворцовый переворот вполне реализуемым действием. Насколько видно, Лукашенко из страха перед «зелёными человечками» проводит политику белорусизации правоохранительных органов.

В условиях противостояния в верхах — они будут склоняться в сторону «от Лукашенко» к «нацыянальна-арыентаваным» и «европейским» политикам. Лукашенко, конечно, может попытаться выстроить себе имидж главного хранителя нацыянальнай рэвалюцыі и начать жёсткую белорусизацию, но ему просто не будут верить.

Всё-таки, Лукашенко с его замашками неграмотного проворовавшегося председателя планово-убыточного колхоза прямо из 1970-х не может психологически удовлетворять сформировавшуюся белорусскую элиту (Семью) со значительно более высоким образовательным и культурным уровнем (что не означает, правда, достойного профессионального уровня...).

В этом случае, вырисовывается интересная картина с Минским диалогом. Минский диалог абсолютно не вписывается в принцип проведения операций со стороны США. Они всегда делали ставку на полное переформатирование системы и никогда не ставили своей целью какие-то диалоги с другими конкурентами. Предпочитали брать всё и сразу.

В этом случае Минский диалог, получается, действительно топорная поделка Семьи, чтобы создать противовес старой оппозиции («змагарам») США-Польши с одной стороны, а с другой стороны, топорная попытка смягчить реакцию России, подведя Беларусь под «совместный консорциум» России и Германии (ЕС) — вариант «моста» (Россия платит, а Европа танцует).

Лукашенко сидит только, пока он получает безвозмездные дотации от России. России же понятно, что позиции Лукашенко — безнадёжные, его собственная Семья готова его пожрать в любой момент. С Семьёй России не по пути, и её условия Россию (а, точнее, Администрацию) не устраивают, поэтому Россия не идёт ни на какие компромиссы с Лукашенко, а дала чёткий ультиматум именно Семье — либо интеграция и отстранение Семьи от реальной власти, либо Украина-ІІ и риск Семьи остаться с хунвейбинами англо-саксов один на один.

Насколько можно сосчитать, все российские военные, энергетические и транспортные проекты строятся из расчёта минимизации зависимости от транзитных стран, и особенно от Беларуси. Т.е. Беларусь заведомо не собираются дотировать в будущем.

Получается, Семья имеет дилемму: передача «честно нажитой вотчины» России под определённые гарантии или удержание вотчины, которая будет разорена.

Невозможно представить, как атомизированная структура сможет выжить в условиях дефолта в стиле 1998 г. (даже со всеми наработками белорусизаторов).

Для российских элит 2022-24 годы в значительной мере решают их будущее.

Успех Зеленского, как феномена, и/или неожиданный переход Беларуси в другой лагерь, особенно после серьёзной поддержки, могут создать Администрации определенные риски.