Но и выхода у них тоже нет

Но и выхода у них тоже нет

Рабство в Беларуси начало приобретать все более четкие, осязаемые и конкретные черты. Несколько примеров.

Контрактная система дала в руки любому работодателю множество кнутов и возможность их применения. Мнение и желания работника не учитываются. Захотели - уволили, не продлили контракт. Захотели - насильно удержали на работе, не давая уволиться, если вдруг вас не устраивают условия труда.

Все государственные профсоюзы работают на работодателя и выполняют его волю. Нас они не защитят, их функции сведены к заполнению трибун во время пропагандистско-спортивных мероприятий и поставке пушечного мяса на парады и официальные праздники.

Школьников, студентов и бюджетников без их согласия уже давно используют как рабсилу на сельскохозяйственных работах и субботниках. Майбахи для диктатора за 1.5 миллиона евро сами себя не купят, да и Семья кушать хочет с каждым днем все больше.

Согласно новой редакции трудового кодекса, работника могут отправить в любую командировку. даже если речь идет о матерях с несовершеннолетними детьми. Чиновникам на это плевать: чем больше мы работаем - тем больше они у нас украдут.

Теперь вы можете работать в отпуске. То есть вы думаете, что можете, но если работодатель захочет, то это слово легко трансформируется в «обязаны». Не хочешь работать - скатертью дорога.

Ну и на закуску, как и положено при рабовладельческом строе, нас могут продавать. Ну или сдавать в аренду. Нанимателю, согласно поправкам в ТК, теперь позволено временно переводить работника на другую работу на срок до шести месяцев даже к другому нанимателю.

Мы же все понимаем, что на этом они не остановятся. Денег в казне все меньше, парады и игрушки все дороже.

Выход у Лукашенко один — заставить нас работать за гроши, пополняя дырявый бюджет.

Опыт уже есть: ЛТП и места заключения, где люди пашут за миску перловки. Теперь его расширяют на тех, кто работает за границей, служит в армии, учится в вузах.

Одновременно зондируют почву новой редакцией ТК.

Они помнят весну 2017 года, боятся перейти красную линию, за которой последует бунт. Но, вместе с этим, они спешат. Времени у них очень мало.

Но и выхода у них тоже нет. Как и у нас.

Они рискуют потерять свои деньги и власть. Мы рискуем перестать быть людьми и превратиться в бессловесных рабов.

Оставаться человеком - наше право, и это право нужно защищать у тех, кто на него посягает. Также, как и право проводить красные линии там, где мы посчитаем нужным.

Андрей Исаков