В Беларуси готовится Майдан

В Беларуси готовится Майдан

После провала на Украине в российских ведомствах появилось явление, которое можно назвать майданоцентричность. «Предотвратить Майдан», «в Беларуси готовится Майдан»...

Майдан — один из возможных вариантов фазового перехода системы. Фазовый переход является следствием, а причиной является подведение системы (в данном случае, государства) к границе устойчивости. Нахождение системы возле границы устойчивости на простом языке означает, что она кажется прежней и вроде как ведёт себя в каких-то предсказуемых рамках, но в её поведении уже начинают появляться какие-то странные моменты, которые нельзя объяснить в рамках старой парадигмы.

При пересечении же границы устойчивости система подвергается трансформации и по сути скачкообразно заменяется на новую систему. После фазового перехода старые подходы и представления о системе (государстве) можно смело забывать. При этом какая-то часть изменений обязательно является радикальной.

В зависимости от системы и её параметров, фазовым переходом, помимо Майдана, может быть дворцовый переворот, конституционная реформа, крушение какой-то группы влияния, выборы или просто смена парадигмы при сохранении существующих структур.

Предотвратить Майдан можно, но если не отвести государство от границы устойчивости, то попытка обязательно повторится в той или иной форме.

Беларусь это государство, которое стремительно идёт к границе устойчивости. Оно уже осуществило несколько небольших фазовых переходов (попробуйте сравнить РБ обр. 2019 и РБ обр. 2011), подстраивая государственную идеологию под белорусский национализм. Однако, с учётом объёма и качества работы по структурированию западной сети, нынешнее белорусское государство и его поведение никак не могут удовлетворять эту самую сеть, которая больше, мотивированнее, сложнее и самодостаточнее, чем атомизированная державная машина.

Сейчас западная сеть это в том числе десятки НГО, сотни узловиков, тысячи активистов и десятки тысяч сочувствующих. Они объединены «символом веры», включая мову, вышиванку, латинку и прочие догматы центральноевропейской и западнославянской идентичности.

Вроде не так уж много, но в синергии с государственной белорусизацией, допуском в страну западных структур, очень скоро это будут сотни НГО, десятки тысяч активистов и сотни тысяч сочувствущих.

Для страны с условными ~8.8 млн наличного населения, где часть это предпенсионеры, пенсионеры и дети — это очень много. При отсутствии конкурентов, такого количества будет достаточно для подведения государства к границе устойчивости, где оно будет вынуждено переметнуться или будет сметено. Результирующее государство будет предельно враждебно России.

В таких условиях отзыв Бабича и год на интеграцию был максимально идиотским решением. Если было признано, что Бабичу не дали бы работать, то нужно было отзывать его из РБ и в ответ рекомендовать попрошайке Семашко покинуть страну. Жёстко? Да. Радикально? Да. Соответствовало бы это реальности двусторонних отношений? Да.

Мезенцев с его «позитивом» и время для Лукашенко уже привели к сильному количественному росту западной сети и расширению контактов режима Лукашенко и Запада.

Единственный вариант интеграции — заходить сейчас и менять систему самим. Все эти Минские диалоги, Либеральные клубы, beroc'и, Цэнтры новых идэй, eclab'ы, ДысКУТы, velcomYOUTH'ы должны быть сепарированы и удалены из политического и общественного поля. Поскольку они опираются на поддержку чиновников и силовиков, так же должны быть ликвидированы/реорганизованы/переподчинены профильные органы и министерства. Должны быть ликвидированы медиа западной сети, изолированы узловики националистов.

Альтернативой будет государство радикалов, которому нет никакого дела до экономической целесообразности. Это как пробовать рассказать в 2013 Украине или в 2015 ИГ, что их проекты нежизнеспособны. Они просто не будут слушать.

Отзыв Бабича был мини-«Хасавюртом», и с нынешними трендами далеко не факт, что федеральный центр в конечном итоге победит и на этот раз.